Ваш браузер не поддерживается. Карантир без шлема


Карантир | Ведьмак Вики | FANDOM powered by Wikia

Карантир Ар-Фейниэль

Игра

Ведьмак 3

Карантир Ар-Фейниэль[1] (ориг. Caranthir Ar-Feiniel) — второстепенный персонаж игры Ведьмак 3: Дикая Охота, эльф из народа Aen Elle, могущественный чародей, навигатор и лейтенант Дикой Охоты, а также один из приближенных Эредина Бреакк Гласа.

    Способности и навыкиПравить

    Будучи бывшим учеником Аваллак'ха, Карантир являлся сильным магом, способным накладывать сложные и могущественные закликания, например, он мог призывать Элементалей или заковывать противников и целые области в лед. Кроме того, благодаря уникальной наследственности навигатор обладал способностями к древней магии, открывающей ему путь в ледяную пустоту, отделяющую один мир от другого, а оттуда — в любой из известных ему миров. Более того, Карантир был способен прокладывать курс «Нагльфару» и таким образом перемещать вместе с собой иных воинов Дикой Охоты.

    Навигатор не имел равных в искусстве простой «боевой» телепортации, которую умело использовал, чтобы добиться преимущества над неосведомленным о его способностях или слишком быстрым противником. Эта способность позволяла ему успешно сражаться даже с нечеловечески быстрыми ведьмаками. Также Карантир обладал отличными рефлексами и мастерски использовал свой магический посох в ближнем бою в качестве оружия.

    Геральт впервые сталкивается с Карантиром и Эредином в тайном убежище Аваллак'ха в Велене, однако навигатор и Король Ольх быстро покидают залу, оставляя ведьмака сражаться с Нитралем.

    Во время нападения Дикой Охоты на Каэр Морхен Карантир во главе небольшого отряда успешно проникает под магический щит Йеннифер через портал, однако сталкивается с Эскелем. Принимая вызов, эльф приказывает своим воинам отступить, а сам непродолжительное время сражается с ведьмаком. Благодаря своим способностям к телепортации, Карантир одерживает верх и сбивает Эскеля с ног, однако того спасает Цири, которой также благодаря телепортации удается нанести навигатору ранение. Бой прерывает далекий звук рога, и Карантир телепортируется из крепости, оставляя девушку и ведьмака сражаться со своим эскортом.

    Впоследствии заклинание Карантира замораживает всех защитников крепости, кроме Весемира и Цири, что позволяет Дикой Охоте прорваться в верхний двор замка. После того, как старый ведьмак погибает, Цири впадает в ярость и отчаяние и магическим криком практически убивает Эредина, который не желает оставлять девушку в покое даже на пороге смерти, однако Короля Дикой Охоты спасает Карантир, утянув его в портал.

    Во время путешествия в Тир на Лиа Геральт может распросить Аваллак'ха о Карантире. Тот рассказывает, что причина уникальных способностей навигататора — многолетняя селекция, которую контролировал Знающий, «сводя» талантливых эльфов и эльфок, результатом чего стал Карантир — «...золотое дитя. Дитя, которое выросло и стало убийцей». Аваллак'х также рассказывает, что Карантир какое-то был его учеником, пока не решил присоединиться к Эредину и не прошел испытание, позволившее ему стать одним из навигаторов и ближайших соратников Короля Дикой Охоты.

    В ходе последней битвы на Ундвике Карантир вновь сотворяет ледяное заклятие, которое заковывает в лед северный залив острова, а также штурмовой отряд Геральта и рыцарей «Имперы». Тем не менее, находившаяся вдалеке от сражения и эпицентра заклинания Цири спешит на помощь ведьмаку и вступает в поединок с Карантиром, в ходе которого ей удается разбить его магический посох и частично снять заклятье. Уничтожение посоха вызывает также выброс магической энергии, который контузит девушку, а потому она более не может сражаться. Тогда в бой с навигатором вступает освободившийся ото льда Геральт, который выходит победителем из их поединка, нанеся эльфу сквозное ранение в грудь. Тем не менее, даже при смерти Карантир не желает признавать поражение и телепортирует себя вместе с Геральтом глубоко под лед залива в последней отчаянной попытке «забрать его с собой».

    Запись в дневникеПравить

    Этот эльф Aen Elle был одним из приближенных Эредина и, благодаря необычайным способностям, стал одним из первейших военачальников Дикой Охоты. Карантир владел древней магией, открывающей путь отрядам Охоты через время и пространство, отделяющие Aen Elle от других миров. Не имел равных он в искусстве простой телепортации, в чем имели возможность удостовериться защитники Каэр Морхена. Но никакие магические уловки ему не помогли, и погиб он от руки ведьмака во время последней битвы с Дикой Охотой, а тело его поглотили холодные воды океана.

    Связанные заданияПравить

    • Имя этого персонажа взято из другого произведения жанра фэнтези — «Сильмариллиона» Дж.Р.Р. Толкина. В первоисточнике Карантир — также могущественный темноволосый эльф, четвертый сын величайшего короля нолдор Феанора.
    • Вторая часть имени Карантира: Ар-Фейниэль — также взята из «Сильмариллиона» Дж.Р.Р. Толкина. В первоисточнике Аредэль, акже извесная как Ар-Фейниэль — двоюродная сестра оригинального Карантира. Довольно иронично, что с Синдарина — одного из нескольких искусственных языков, созданных Толкиным, Ар-Фейниэль переводится как благородная белая дева.
    • В убежище Аваллак'ха на побережье Пали-Гап можно найти записку о Карантире, в которой знающий высказывает беспокойство о характере своего ученика.
    1. ↑ «Гвинт: Ведьмак. Карточная игра».
    Wiedźmin 3 Dziki Gon - Eskel vs Caranthir PL

    Wiedźmin 3 Dziki Gon - Eskel vs Caranthir PL

    Поединок Карантира с Эскелем

    vedmak.wikia.com

    Карантир | Википалантир | FANDOM powered by Wikia

    Карантир (англ. Caranthir) — эльф-нолдо, четвёртый сын Феанора. Младший брат Маэдроса, Маглора и Келегорма; старший Куруфина, Амраса и Амрода.

    В Белерианде владел королевством, называемым Дор Карантир. Первым из владык Высших Эльфов встретился с гномами, заключив выгодный военно-торговый союз. Спас от полного истребления людей Племени Халет и принял на службу племя людей-истерлингов рода Улфанга, но в итоге был предан ими.

      Карантир родился в Эпоху Древ и был четвёртым ребенком в семье Феанора, принца нолдор. Карантир был женат, но о его жене и о том, были ли у них дети, ничего не известно.

      После 1450 Э. Д., когда началась конфронтация между родами Феанора и Финголфина, Карантир с братьями и отцом активно призывал нолдор говорить на квенья через «þ» («т»), если они верны им. Также как и другие братья, прислушивался к Мелькору, когда тот советовал вооружиться для защиты себя и своего имущества. Тогда же Феанор выковал мечи, один из которых получил Карантир. В 1490 Э. Д., после изгнания Феанора из Тириона, вместе с братьями и дедом Финвэ, последовал за отцом в крепость Форменос (взяв с собой меч).

      В 1495 Э. Д. Карантир, как и другие братья, не последовал на праздник Манвэ, куда было приказано явиться Феанору. В Форменосе Карантир также не остался, но отправился с братьями на север верхом. Когда Мелькор уничтожил Древа Валар и пала тьма, Карантир с братьями бросился к Форменосу, но все они оказались бессильны против ужаса Унголиант, сообщницы Мелькора. Когда братья смогли двигаться, Мелькор с Унголиант уже сбежали, сокровища Форменоса были украдены (в том числе великие Сильмарили), а Финвэ убит.

      Карантир вместе с братьями прибыл Маханаксар, где восседали Валар, и там Маэдрос доложил о случившимся. Феанор также оказался там и столь сильно было его горе от смерти отца, что Феаноринги испугались, как-бы он не убил себя.

      Феанор пришёл в Тирион и поднял нолдор на восстание против Валар, призвав уходить из под их контроля в Средиземье, чтобы сражаться там во имя мести и света Сильмарилей с Морготом (так отныне звали Мелькора). После этого Карантир, вместе с братьями и вслед за отцом, принес Клятву именем Эру преследовать войной любого, кто завладеет Сильмарилями; и призвал он обречения на Вечную Тьму, если не станет держать клятву.

      The Oath of Feanorians by Jenny DolfenThe Oath of Feanorians by Jenny Dolfen

      Слева на право: Амрод, Амрас, Феанор, Куруфин, Маглор, Маэдрос, Карантир, Келегорм. Иллюстрация Jenny Dolfen

      Вскоре после Клятвы Карантир, вместе с остальным войском отца, ушёл в Исход. Участвовал в Резне в Альквалондэ и на захваченных в ней кораблях тэлери, вернулся в Средиземье в числе первых нолдор. Не участвовал в сожжении кораблей в Лосгаре, так как отец не будил его. По злой случайности, в пожаре погиб самый младший брат Карантира, Амрод.

      Вместе с отцом и братьями, Карантир участвовал в битве Дагор-нуин-Гилиат, в которой погиб Феанор (1497 Э. Д.). В том же году Моргот пленил Маэдроса, потребовав от остальных Феанорингов, в замен на освобождение их брата, отречься от войны и уйти. Братья поняли, что Моргот лжёт, но в любом случае они дали Клятву вражды с владельцем Сильмарилей. Феанориги выстроили укреплённый лагерь, расположив его на северной оконечности озера Митрим.

      Ссора с Ангродом Править

      После прибытия войска Финголфина и спасения Маэдроса из плена Фингоном, вражда меж Домами нолдор была погашена. Тем не менее, отдав верховную королевскую власть над нолдор-изганниками Финголфину, Маэдрос сделал Дом Феанора "Обездоленным"; Карантир был несогласен с этим решением брата.

      Карантир участвовал в совете лордов нолдор в Митриме, где обсуждался вопрос о взаимоотношениях с Тинголом, королём Дориата. На этом совете Карантир поссорился с Ангродом, который принес вести из Дориата. Карантир ошибочно посчитал, что Ангрод предательски доносит Тинголу на своих родичей по отцу - нолдор. Карантир был резким на слова и не любил сыновей Финарфина:

      Brothers-2Brothers-2 "...Не бывать тому, чтобы сыновья Финарфина вольно разъезжали повсюду и доносили о нас этому Тёмному Эльфу в его пещере! Кто сделал их нашими глашатаями? И хотя они вошли в Белерианд — не худо бы им помнить, что пусть мать их одной крови, но отец был принцем нолдор. Не слишком ли быстро забыли они это?"

      Однако Маэдрос смирил его гнев, и сыновьям Феанора пришлось покинуть лагерь в Митриме и уйти на восток Белерианда (вражда Домов вновь обострилась). В последствии обидчивый Ангрод, памятуя о словах Карантира, всё донёс Тинголу: о Резне в Алькалондэ, Клятве Феанора и сожжении кораблей в Лосгаре. Из-за этого король Дориата не только не имел больше дел с Первым Домом, но ещё и запретил говорить на квенья всем синдар.

      Жизнь и война в Белерианде Править

      После ухода их Митрима в 5 П. Э., Карантир стал одним из королей нолдор Дома Феанора. Со своим народом, Карантир поселился на дальнем востоке Белерианда — в верховьях Гелиона, вокруг озера Хелеворн, под горой Рерир и к югу от нее; а также укрепил горы к востоку от Маглоровых Ворот. Нолдор звали весь большой край между Гелионом, горами, Рериром и рекой Аскар — Таргелион («Земля за Гелионом»), или Дор-Карантир, «Земля Карантира». На западных склонах горы Рерир, Карантир возвёл крепость, которая защищала Таргелион от атак с севера.

      Lake helevorn by peetLake helevorn by peet

      Крепость Карантира

      Нолдор Карантира поднимались и обследовали Эред Луин, смотря оттуда на земли Средиземья восточнее Белерианда.

      East view from ered luin by peetEast view from ered luin by peet

      Нолдор Карантира взирают на земли Средиземья

      Там они вскоре наткнулись на гномов (150 П. Э.), которые после нападения Моргота и возвращения нолдор перестали приходить в Белерианд. Как нолдор Карантира, так и гномы, ценили мастерство друг друга и охотно перенимали его. Тем не менее, особой симпатии между ними не было; Карантир не скрывал своего презрения к неказистой внешности гномов, а народ повторял за своим повелителем. Однако общая ненависть к Морготу заставила нолдор и гномов заключить взаимовыгодный союз. Торговые пути гномов Ногрода и Белегоста проходили через земли Карантира, а все изделия их прославленных кузнецов — через его руки, и это сильно увеличило его богатство.

      Спасение Племени Халет Править

      С 310 П. Э. племена людей начали приходить в Белерианд, и племя халадин, столкнувшись с не дружественностью нандор в Оссирианде, повернуло на север и поселилось в Дор Карантире (312 П. Э.). Нолдор Карантира не обращали внимания на людей, но в 375 П. Э. отряды орков атаковали их по приказу Моргота. В битве погибли многие халадин, в том числе их вождь, Халдад. Дочь последнего, Халет, руководила немногими выжившими в месте слияние рек Аскара и Гелиона. Когда люди уже почти потерпели поражение, с севера подошла помощь в лице Карантира и его войска, что загнало орков в реку.

      Caranthir - Haladin by Sara M. Morello (ladyoftheflower)Caranthir - Haladin by Sara M. Morello (ladyoftheflower)

      Помощь Карантира. Иллюстрация Sara M. Morello (ladyoftheflower)

      Карантир оказал Халет радушный прием, предложив свою защиту, если она захочет перебраться севернее. Халет, однако, отказалась от покровительства Карантира и вскоре увела свое племя в Эстолад, откуда халадин ушли в лес Бретиль.Caranthir and halethCaranthir and haleth

      Халет и Карантир

      Потеря королевства и приход истерлинговПравить

      В 422 П. Э. Финголфин, опасаясь накопившейся мощи Моргота, как Верховный король потребовал начать войну. Однако поддержи в этом он не получил, и Карантир, вместе с другими Феанорингами, более других выступил против.

      В 455 П. Э. Моргот начал битву Дагор Браголлах, прорвав осаду. Владения Карантира были захвачены и он отступил с остатками своего народа, присоединившись к разрозненным охотникам Амраса; вместе они отступили на юг. Там братья укрепились на холме Амон Эреб, где установили стражу и собрали воинов, не давая Морготу прорываться дальше на юг.

      В 463 П. Э. в восточном Белерианде появились племена истерлингов, с которыми Маэдрос решил заключить союз и Карантир поддержал брата. Сыновья вождя Улфанга, — Улфаст, Улварт и Улдор — принесли клятву верности Карантиру.

      Битва Бессчётных Слёз и гибель Править

      В 468 П. Э. Маэдрос, вдохновившись кражей у Моргота одного из Сильмарилей, собрал Союз эльфов, людей и гномов против Властелина Тьмы. В битве Нирнаэт Арноэдиад (472 П. Э.), воинство Феанорингов на востоке было задержано, так как их предали истерлингои племени Улфанга. Когда наконец воинство Дома Феанора подошло на битву и ударило по врагам, истерлингои Улфанга предательски атаковали эльфов в тыл. Карантир был ранен и не смог лично убить предавших его сыновей Улфанга, однако брат Карантира, Маглор, убил Улдора. Битва была проиграна и Карантир, с остальными братьями и выжившими нолдор, бежал к горе Долмед. Их королевств более не существовало и Феаноринги на многие годы затаились в лесах Оссирианда, смешавшись с лаиквенди.

      Карантир в Нирнаэт АнронэдиадКарантир в Нирнаэт Анронэдиад

      Карантир во время Нирнаэт Арноэдиад

      Сильмариль, что был украден у Моргота и попал к эльфам, ныне находился в Дориате у Тингола. Так как Дориат был защищён Завесой Мелиан, атаковать его было невозможно. Однако, после смерти Тингола, завеса исчезла и в Дориате стал править его внук, Диор (503 П. Э.). Узнав, что Сильмариль у Диора, сыновья Феанора потребовали вернуть их собственность (грозя войной), но Диор проигнорировал послание (505 П. Э.). В 509 П. Э. братья с войском атаковали Дориат и Карантир погиб в битве; погибли и двое его братьев, Келегорм с Куруфином. Хотя Диор таже был убит, выжившие Феаноринги не смогли достать Сильмариль. Feanor (1)Feanor (1)

      Родовой герб

      Характеристика Править

      Внешность Править

      Карантир унаследовал черные волосы отца и красноватый оттенок кожи лица матери.

      Характер Править

      У Карантира был суровый и надменный характер. Он отличался наибольшей вспыльчивостью среди сыновей Феанора.

      Умения Править

      Как и другие сыновья Феанора, за исключением Келегорма, Карантир проявлял отцовский талант в ремёслах.

      • Карнистир (англ. Carnistir) - материнское имя Карантира. В переводе с квенья дословно означает "Краснолицый". Было дано из-за характерного оттенка кожи лица, который Карантир унаследовал от матери.
      • Морифинвэ (англ. Morifinwe | сокращенно - Морьо) - отцовское имя Карантира. В переводе с квенья дословно значит "Темный Финвэ". Было дано из-за характерного черного цвета волос, которым отличались как Феанор, так и Финвэ.
      • Карантир (англ. Caranthir) - перевод на синдарин квенийского имени "Карнистир", которым Карантир назывался в Белерианде.

      Интересные факты Править

      • По одному из черновых вариантов, Карантир принимал участие в нападении на войско гномов, возвращающегося с ожерельем Наугламир из Дориата после убийства Тингола, возле брода Сарн-Атрад (в то время как в опубликованной версии «Сильмариллиона» короля гномов Ногрода убил Берен, напавший на него вместе с эльфами Оссирианда).

      ru.lotr.wikia.com

      Три главы — фанфик по фэндому «Сапковский Анджей «Ведьмак»», «The Witcher»

      Золотое Дитя, которое выросло и стало убийцей.

            Под пристальным взглядом наставника, еще совсем молодой эльф неистово шептал формулы, складывал пальцы в заученные знаки и ужасно волновался. Спина была идеально выпрямлена, волосы каскадом спадали на спину, а на руках с закатанными рукавами синей рубашки проступили вены. Ремень казался слишком затянутым, брюки очень узкими, а ботинки жали. Эльф почти не дышал, стараясь не сбить темп, который, к слову, был достаточно неплохим. Но от смятения и тревоги его руки все же дрогнули. Голубоватый свет озарил комнату, мелкие ледяные иголочки полетели во все стороны.

      — Ты слишком напряжен, Карантир.

            Спокойный голос учителя действовал на взбудоражившийся разум как лекарство. В груди вдруг стало гораздо спокойнее, словно шторм, несущий погибель, превратился в штиль. Аккуратно, контролируя каждый свой вздох, юный маг снова поднял руки, нашептывая заклинание заново. Перед ним лежал посох — изящная работа, выполненная по индивидуальному заказу. Задача — наполнить кристалл, восседающий на верхушке магического оружия как на троне, своей энергией.

      — Попробуй невербально, — посоветовал наставник, скрываясь с поля зрения своего ученика. — Начинай.

            Карантир сжал губы в тонкую полосу. Пальцы онемели, кисти затекли, а все слова сложного заклинания резко вылетели из головы. Шум крови в висках перекрыл другие звуки. Молодой эльф больше не слышал мерного постукивания пальцев учителя по столу, щебетания птиц, встречающих рассвет, ветра, гуляющего за окном. В его ушах фонил кристалл, он звенел, трескался, но никак не поддавался чарам юного мага. На мгновение почувствовав себя обузой, Карантир совершил до невозможности маленькую ошибку. Магический поток хлынул в кристалл, но защита, окутавшая неровный хрусталь, похожий на полупрозрачный голубой кусок горы, отбила мощную волну, ударившую Карантира в ладонь с еле слышным хрустом. Эльфа откинуло в сторону, его тело смело на своем пути книжную полку. Тяжелые тома повалились на пол, громко приземляясь на поверхность, укрытую ковром.

            Юноша выбрался из-под завала, прижимая больную руку к груди. Он поднял на учителя слезливые глаза, целая буря чувств вернулась, пережала горло.

      — Извините, Аваллак'х.

            Учитель смотрел на юношу молча, продолжая мерно постукивать пальцами по поверхности стола. Невозможно было понять о чем он думает, что чувствует. Аваллак'х наблюдал, как юный маг печально свесил голову, на его лице отражалась вся боль в руке. Если не перелом, то точно трещина. Естественно, Знающий заметил серебряные слезы, обволакивающие ясные глаза эльфа, стоящего в нескольких шагах от него.

      — Нужно держать эмоции под контролем, Карантир, — произнес ведун, даже не дрогнув от жалости, которая проснулась от вида опечаленного ученика. — Научись абстрагироваться от ненужных мелочей. Это весьма полезное свойство для тех, кто привык добиваться поставленных целей.

            Карантир кивнул, зажмурив глаза. Скопившаяся блестящая жидкость все же хлынула из его глаз, поэтому эльф поспешно отвернулся, смахивая здоровой рукой серебряные дорожки с щек.

      — Скрывать чувство — пустое дело, — нерешительно проронил будущий навигатор. — Лучше их просто не иметь.

            Креван слегка пошевелил губами, кивнув. Его лицо смягчилось, он был доволен ответом. Но чувство того, что молодой эльф разочаровал учителя не покидало Карантира, а лишь укреплялось в задворках его сознания. С каждой секундой просыпалось желание доказать, что он способен овладеть искусством магии. Но, одновременно с подстегивающими мыслями, появлялись и те, которые напоминали о том, что Карантир — просто удавшийся эксперимент, результат долгих и муторных стараний Знающего, соединяющего определенных эльфов в пары.

            Креван гордился своей работой, но до сих пор был не доволен. Карантир мог чувствовать тропы, стабилизировать их, но не прокладывать там, где их нет. Простые телепортации давались ему особенно легко, он освоил их с первых же уроков. Большую часть времени юный маг изучал древние заклинания, оттачивал изученные навыки, его техника становилась более изощренной. Но Карантир постоянно встречал в аквамариновых глазах своего учителя толику недовольства и, совсем каплю, претензии.

            Постоянное чувство того, что Карантир только разочаровывает, укрепляло его скрытность. Он отстранился от окружающих, желающих ему исключительно добра, потому что везде искал подвох. В каждом встречном взгляде старался найти недовольство, которое постоянно видел в глазах наставника. Карантир не любил тех, кто мог прочитать его душу, угадать мысли. Он помнил советы ведуна. Следовал им. Эмоции оказались заперты где-то глубоко внутри, перед всеми он показывался расплывчатой фигурой, безэмоциональным силуэтом, отвечающим коротко и ясно, подобно своему наставнику. Он вызывал у всех притупленное, затуманенное зрение, не проникающее дальше видимой, созданной Карантиром искусственной оболочки.

            Маг взрослел, физически и морально становился сильнее, магия его была безмерно могущественна. Но детские мечты доказать учителю свои возможности переросли в одержимую цель. День за днем, путешествуя по параллельным мирам на ряду с Красными Всадниками, соревнуясь с другими магами в могуществе, Карантир добился признания у предводителя. Эредин Бреакк Глас был доволен силами навигатора, ставшего полководцем с собственным отрядом. Но это не убавило желания Карантира доказать Кревану свою полезность.

            Пролетающие года только ожесточали навигатора, еще больше укрепляли его скрытность. Разочарование к самому себе сменилось злобой к окружающим. А появление Госпожи Времени и Пространства, Дитя Старшей Крови, только добавили злых языков огня в давно пылающее пламя. Ревность отравляла Карантира, срослась с каждой клеточкой его тела. Хотелось скорее избавиться от человеческой девки, несущей ген Лары Доррен. Это и подвигло Карантира согласиться на предложения предводителя Красных Всадников.

            Он чертовски долго искал нужные ингредиенты, не появляясь на улицах эльфской столицы около двух дней. Сначала требовалось найти подходящие миры с нужными климатическими условиями. Их оказалось два — мир с вечно-зеленым густым лесом и неимоверно жаркие тропики. Полагаясь лишь на свои силы, Карантир двинулся в путешествие совершенно один, немного погодя пожалев об этом.

            В густом непролазном лесу он постоянно натыкался на неведомых существ. В конечном счете, ему пришлось вступить в схватку с тяжелым противником. Существо выглядело как полузверь-получеловек, огромного роста с густой шерстью и ужасной пастью, рогами на голове, бородой на морде, копытами на ногах и когтями на руках. Вокруг него сновали бесы поменьше и лесная кровожадная живность. Карантир долго сдерживал натиск, кристалл в его посохе ослепительно блестел, по вискам тек пот, а запас магии стал истончаться. Под ногами дрожала земля, зеленая трава, покрытые мхом камни и кора деревьев были выкрашены в красных каплях крови. Когда Карантир пропустил очередной удар через защиту, ставшую ослабленной и несовершенной, маг решил отступить, телепортируясь мелкими перебежками через вывернутые с корнем деревья, овраги, непролазные густые чащи, лесные перекрестки и топи.

            Совсем ослабнув, эльф остановился у ствола большого дерева, облокотившись о толстую шелушащуюся кору плечом. Доспехи неприятно отяжеляли уставшее тело, руки стянули шлем. Дышать стало легче, взмокшие волосы стали высыхать под порывами несильного ветра. Очередной поток принес в лицо очень сильный аромат с камфорными тонами. Повинуясь носу, Карантир поспешил за запахом, стараясь не упустить его. Сейчас можно было позволить себе обрадоваться, испустить довольный вздох. Лицо озарила улыбка, немного чудная, приятная, но мало кому удавалось ее увидеть.

      — Вот ты где, кардамон, — довольно проворчал навигатор, опускаясь перед кустарником на колени.

            Аромат пряностей разносился по глубокому оврагу, в котором росло зеленое растение. Желтые стебли уходили в небо, увенчанные широкими светло-зелеными листьями. Несколько кустиков были поменьше, их плоды были еще не до конца созревшими коробочками. Куст, перед которым Карантир стоял на коленях, раскидал свои высокие стебли и доброжелательно показывал почти раскрывшиеся, полностью созревшие плоды. Дрожащими, уставшими и напряженными руками маг достал кинжал с темной аккуратной ручкой и зазубренным лезвием, отлитым из темной стали. Осторожно поддев полуоткрытую, почти высохшую коробочку за край кончиком кинжала, Карантир подставил ладонь, на которую тут же выпали темные семена. Ссыпав их в кожаный мешочек, специально подвешенный за ремень на талии, маг раскрыл еще несколько плодов, оставляя коробочки пустыми.

            Смахнув пот со лба, откинув волосы на спину и свернув их в небрежный узел, Карантир нацепил на голову тяжелый шлем, поморщился от холода стали, покрепче завязал мешочек с семенами и спрятал кинжал. Посох уверенно лег в руку, облаченную в металлическую перчатку. Несколько раз крутанув магическим оружием, Карантир невербально заставил землю задрожать. Перед ним открылись маленькие темные ворота круглой формы — портал, втягивающий в себя все тепло и возвращающий смертельный холод. Близлежащие деревья, кусты и трава покрылись толстым слоем инея, снежинки заплясали в воздухе, опускаясь на темную землю. Маг шагнул в черную воронку, которая полностью поглотила его тело. Как только его силуэт смешался с темнотой бездны, воронка затянулась, оставляя после себя зимний мороз.

            Карантир телепортировался точно к дверям своего дома. Зайдя внутрь, наслаждаясь комфортом и спокойствием, он стал стягивать с себя металлические части лат. Сначала слетел шлем, затем нагрудник, через секунду с громким стуком на полу оказались сапоги и тяжелые диски, укрывающие колени. Времени было катастрофически мало, поэтому навигатор сразу же направился к столу, выгребая все семена из мешочка. Смочив их в горячей воде, подождав, пока зерна набухнут, он стоял над миской и вдыхал ароматные пары. От запах пряностей закружилась голова, концентрация аромата была слишком сильной, а поверхность воды покрылась жировыми пятнами. Слив остывшую воду, выложив набухшие семена на плотную бумагу, Карантир оставил их подсушиваться, а сам двинулся в сторону бадьи. Наскоро умывшись, сменив пропитанную потом рубашку на свежую тунику, он набросил на плечи темный плащ, снова взял верный посох и вышел из дома.

            Новый мир встретил его удушливой жарой. Карантир не пожалел, что снял все доспехи, оставшись в легкой повседневной одежде. Ветер здесь не гулял, деревья росли ярусами. Под ногами виднелись яркие головки распустившихся цветов. Не было здесь и звуков, словно никаких живых существ здесь не было. Лишь лес дышал своими зелеными листьями.

            Карантир обеспокоенно посмотрел по сторонам. Влажность здесь была ужасно высокой, его кожа сразу же покрылась испариной, а плащ намок от капель воды, стекающих по травам и полукустарникам. Троп не оказалось, видимо никто прежде здесь не ходил. Выставив посох вперед, продираясь сквозь заросли, Карантир чувствовал опасность, но она так и не настигла его.

            По сравнению с прошлым миром, этот оказался гораздо спокойнее. Пару раз Карантир замечал движения в чаще. Остановившись, он разглядел движущиеся стебли какого-то неизвестного растения. Оно ползло по земле, взрыхляя ее своими шипами, выделяющимися красным цветом. Маг поскорее двинулся в другую сторону, раздирая одежду о прилипшие ветви растений.

            Пока Карантир искал нужное ему растение, он не переставал удивляться красоте этого места. Высокие деревья шевелили своими ветвями сами по себе, их стволы, словно мягкие, дышали через трещины в коре. Ноги постоянно путались в крепких стеблях плаунов и папоротников, но Карантир сразу же обрубал их концом своего посоха. Наконец, маг дошел до полянки, где разглядел нужные ему полукустарники. Недовольно сдвинув брови, он подумал, что с успехом мог использовать обычную мелиссу, а не продираться сквозь время за пачули, так на нее похожим. Сорвав несколько одурманивающих ветвей, сложив их в букетик, Карантир возрадовался возвращению домой. Задача — собрать ингредиенты — выполнена.

            На столе в его доме уже подсыхали семена. Рядом, с громким стуком, оказалась ступка. Пока через зеленые листья пачули, подвешенные к специальному крючку над небольшой чугунной кастрюлькой, пробегал пар, собирался горячими каплями на стеблях и скатывался в ёмкость, распространяя приятный аромат, немного терпкий, смолистый, горьковатый, сравнимый с запахом земли с примесью дыма, Карантир смел все высушенные зерна в ступку и сильными грубоватыми движениями начал растирать их в порошкообразную консистенцию. В кастрюльке уже во всю плескалась темно-желтая вязкая жидкость, когда маг ссыпал туда же свежесозданный порошок. Помешивая зелье, Карантир вдыхал раскрывающийся с каждой секундой запах. Он стал более утонченным и изысканным, затуманивал мозг и отключал все, оставляя после себя нужный эффект. Сильнодействующая жидкость полилась в маленький флакончик из серо-зеленого нефрита. Этот флакончик через несколько часов был передан в руки Эредина Бреакк Гласа.

            Уже спустя годы король Дикого Гона и его приближенный могли обмолвиться между собой, вспомнить, как сильнодействующий, слишком концентрированный афродизиак неправильно подействовал. Власть перешла к Эредину, а Карантир оказался в числе его приближенных.

            Маг никогда не высказывал своего недовольства, хотя Эредин был готов выслушать его. Карантир молча соглашался выполнять поставленные перед ни задачи, верно служил и открывал Охоте порталы. Сам убивал, а с каждым убийством радовался чувству возмездия. Ему нравилось слышать последние хриплые вдохи жертв, чувствовать, как острие кинжала или клинка проникает в мягкую податливую плоть. Глаза, слегка видневшиеся сквозь узкие щелочки на металлическом шлеме, с радостью смотрели на потоки крови, разливающиеся огромными лужами под телами убитых. Он разделял радость побед с королем, гордился тем, что может сидеть с ним за одним столом. Карантира уважали, боялись. Его слушались.

            Лучший навигатор довольствовался своим положением. Он доказал самому себе, что не является таким слабым и беспомощным, каким был в глазах бывшего наставника. Оставалось ткнуть носом Знающего в свой эксперимент. В получившийся образец, светлое пятнышко среди исследований, которое потухло и превратилось в огромное черное пятно. Тенью повисло над всеми исследованиями и жаждало справедливости. Теперь пришла очередь Карантира разочаровываться. Он упивался этим чувством, радовался подгнившей душе, почерневшей через столько лет. Он носил в себе обиду, которая стала смыслом всей жизни. Жизни, которая оборвалась в мире ненавистных ему людей. В мире, откуда пришла та пепельноволосая девчушка, укравшая Аваллак'ха.

            Этот мир вовлек их в ловушку. Судно плыло в тумане. Непроглядном, удушающем, угольно-черном. Сам корабль, в свою очередь, казался иссиня-черным, отбрасывал большие темные тени. И единственной светлой вещью был кристалл в посохе мага. Блестящий, неровный, испускающий вибрирующие магические волны. Моря не было видно. В темной мгле, спеленавшей со всех сторон, казалось, что судно идет ко дну. А через секунду уже казалось, что это вовсе не судно, а темное пятно влитых в черную мглу чернил, сравнимых со сгустком темного тумана, лишь принявшего очертания парусов да мачт, смотрящих в ясное, еще не затянутое тучами небо.

            Карантир не спешил сдаваться. Его изощренная магия позволила ослабить врага. Море заволокло толстым слоем льда, мороз превратил людских вояк в снежные статуи, покрытые инеем. С высоты ледника маг взирал на затвердевший, почти умерший мир. Он уже предвкушал, как заглянет в аквамариновые глаза своего бывшего наставника, но вместо морского цвета радужки встретил жгучую зелень. В устах пересохло, металл, скрывающий тело, казался ужасно непрочным и проржавелым. Изматывая друг друга телепортациями, смешивая голубую и зеленую дымки, окружая себя пеленой магии, Карантир снова допустил непростительную ошибку. Гнев хлынул из его льдистых глаз, а кристалл, верно служивший столько лет, оказался разломленным, превратился в кучку мерцающих крупиц.

            Карантир принял смертельный удар от ведьмака, пришедшего Ласточке на помощь. Жгучая, острая и невыносимая боль раздирала кожу в районе живота. Кровь хлестала на снег, окропляя белоснежную поверхность. Наравне с  кровью лучшего навигатора, лед впитывал в себя кровь Aen Elle, убитых в этом мире. Они больше не будут скакать по холмам в темноте, не простучат таким приятным, родным и гулким топотом копыта по замерзшей траве. Их тела растворились впотьмах. Эти всадники помчались в бесконечную тьму. Их тела лежали в леденящих ручьях собственной крови. Подтаявший снег смешивался с красной жидкостью, оставляя по всей поверхности кровавые разводы.

            Карантир тонул в ледяной воде, даже не стараясь двигаться, противостоять той тяжести, зазывающей его на дно холодного моря, покрытого льдом от его магии. Мага затягивало под поразительную хладную мглу. Последнее, что видели его глаза — отблески огня с поверхности, так похожие на пламя, бушующее в его душе.

      ficbook.net

      Боссы в «Ведьмаке 3» (спойлеры!) — Игры Mail.Ru

      Описание сюжетных боссов игры, а также тактики борьбы с ними

      В третьей части «Ведьмака» такой геймплейный элемент, как битвы с боссами, старательно придерживается собственной философии. Ребята из CD Projekt RED в очередной раз постарались сделать из злодеев не только пугающие визуальные образы, но и максимально живых персонажей, поступки которых не вызывают сомнений в том, почему они должны быть немедленно уничтожены.

      Игоша

      Впрочем, к первому боссу в игре скорее проникаешься сочувствием, нежели испытываешь животную агрессию. Игоша — разновидность проклятых созданий, появляющееся из тела нежеланного мертвого младенца, похороненного без надлежащих почестей. Такая судьба постигла второго ребенка Кровавого Барона, труп которого он закопал в саду среди развалин. И так уж вышло, что Геральту потребовалось его потревожить.

      Как победить Игошу в «Ведьмаке 3»?

      Как это часто бывает, неказистый внешний вид скрывает за собой невероятно опасного противника, и игоша исключением не стал. Более того, даже предводитель Дикой Охоты со своей верной свитой не доставит столько хлопот. Тем и ценнее выбор, который предлагают разработчики при встрече с монстром: либо мы несем его к замку для превращения в безобидного духа, либо сражаемся с ним. Выбрав первый вариант, нам предстоит отбивать атаки множества призраков, строго держась в указанной на мини-карте зоне (иначе биться придется с игошей). Три стычки, отсутствие чекпоинтов и возможности сохраниться — расклад неутешительный. С другой стороны, в боевом режиме чудище проблем создает не меньше: обрастает защитными иглами, регенерирует здоровье и бонусом призывает все тех же призраков. Подобное поведение характерно для альгулей, поэтому и тактика борьбы с игошей соответствующая: Аксием заставляем убрать шипы, им же мешаем ему звать подмогу, а меж этим бьем как рядового противника.

      Нитраль

      Таинственный всадник Дикой Охоты, даже не удостоившийся отдельного упоминания в справочнике игры. Вероятней всего является рядовым солдатом.

      Как победить Нитраль в «Ведьмаке 3»?

      Довольно слабый босс. От тяжелых ударов топора легко увернуться, запас здоровья невелик, да к тому же он часто отвлекается на нашу спутницу Кейру Мец, присутствующую на поле боя. Регенерация и гончие Дикой Охоты в качестве группы поддержки — вот и все его козыри. Как только Нитраль, получив крепкого тумака, закроется в защитном куполе, чтобы подлечиться, поспешите прикончить его псов. Очистив от них локацию, он тут же покинет пузырь, прекратив восстановление сил.

      Призрак, заключенный в дереве

      Это жуткое создание является результатом проклятия некой друидки из Велена, оберегавшей близлежащие леса от лап ужасных ведьм, которые, собственно, и были виновны в ее гибели. Тем не менее, дух, заточенный ими в дереве, сдаваться был не намерен, посему продолжил оберегать окрестности силами природы. К несчастью призрака, под раздачу попадали и невинные жители, что для мировоззрения Геральта является недопустимым. Добравшись до сердца дерева, игрокам впервые предстояло сделать сложный моральный выбор: освободить дух или же уничтожить его. Во втором случае будьте готовы не только сразиться с боссом, но и принять по-настоящему тяжелые последствия своего решения.

      Как победить Призрака в «Ведьмаке 3»?

      Так как босс представляет собой самое настоящее сердце, а все его способности — одна лишь возможность призывать стаю эндриаг, проблем в битве никаких не возникнет.

      Ледяной великан

      Страшный сон для всех обитателей архипелага Скеллиге и, по совместительству, самый желанный трофей любого храброго викинга.

      Как победить Ледяного великана в «Ведьмаке 3»?

      На деле же, великан представляет из себя не более чем посиневшую версию обычного циклопа. Очень медлителен, ничем не защищен, так что хороший меч и прокаченный Квен — это, пожалуй, все что нужно.

      Джинн

      Весьма опасный босс, который, как ни странно, вносит в игру заметную долю романтики. Оказывается, давняя любовь между Геральтом и Йеннифэр — лишь желание ведьмака, выполненное джинном. Посему чародейка и хотела выяснить, истинны ли их чувства или же это действие заклинания.

      Как победить Джинна в «Ведьмаке 3»?

      Выяснить же это игрокам предстоит, как обычно, в бою. В мире «Ведьмака» джинн является не миролюбивым созданием, а могущественным духом воздуха, для которого исполнение желаний гадких людишек — занятие не самое любимое. Непосредственно в битве мы имеем дело с порхающим наэлектризованным облаком, способным испускать одиночный и множественный заряды тока, а также швыряться досками (сражение происходит на корабле). Предугадать, когда дух нанесет удар, можно по свечению, в остальном — противник очень непредсказуемый.

      Пряха, Кухарка и Шептуха

      Пожалуй, самые отвратительные монстры, которых только можно встретить в игре. Являясь могущественными чародейками, эти достопочтенные дамы установили свои порядки на болотах и в окрестных деревнях. И хотя три сестры стараются поддерживать местных жителей, за свои услуги они требуют беспрекословного подчинения.

      Как победить Пряху, Кухарку и Шептуху в «Ведьмаке»?

      Задача избавить честной народ от гнета ведьм выпала на долю Цириллы, что для игроков является облегчением, поскольку героиня по скорости и силе спокойно кладет на лопатки своего наставника. Так что почаще пользуемся магией, вовремя уклоняемся и бьем, бьем и еще раз бьем.

      Имлерих

      Правая рука предводителя Дикой Охоты, невероятно могучий воин и, пожалуй, главный повод для ненависти всех призрачных всадников. Несмотря на то, что за устрашающей маской скрывается эльф, не брезгующий порой предаться похоти, его статус это нисколько не умаляет.

      Как победить Имлериха в «Ведьмаке 3»?

      Босс не самый сложный, однако повозиться с ним все же придется. Имлерих оснащен огромной дубиной и щитом, также он способен телепортироваться на короткие дистанции. Атаковать его следует после проведения им серии ударов, желательно в спину. Как только здоровье босса упадет до трети, он демонстративно выбросит щит и станет телепортироваться гораздо чаще. В этом случае следует дождаться окончания серии перемещений, уклоняясь от атак в затылок, и бить Имлериха в момент его передышки.

      Карантир

      Очередной приближенный короля Дикой Охоты, искусный маг, способный открывать порталы в другие миры сквозь пространство и время. В оргиях замечен не был, но убийца из него столь же первоклассный.

      Как победить Карантира в «Ведьмаке 3»?

      В отличие от своего сослуживца, Карантир — приверженец дистанционной борьбы. Магическим посохом он испускает ледяные шары, дыбит лед под ногами, призывает на помощь элементалей льда и, конечно же, телепортируется подальше от нас. Нам же ничего не остается, как сокращать дистанцию до расстояния удара, попутно уклоняясь от его атак. Группу поддержки можно не трогать, благо мешать особо не будет.

      Эредин

      Эредин — великий и ужасный предводитель Дикой Охоты, правитель иного мира Aen Elle, могущественный воин и завоеватель. Впрочем, совершенные им массовые убийства людей имели под собой вполне понятные мотивы. Захват нашего мира — такова цена спасения Aen Elle, и ради нее король Дикой Охоты был готов пойти на любые зверства, в том числе и свержение своего правителя.

      Как победить Эредина в «Ведьмаке 3»

      Стоит сразу сказать, что Эредин не достоин и десятой доли того пафоса, накрученного авторами к финальной битве. В стычке на палубе корабля действует привычная тактика: бьем по окончании серии атак или в момент паузы между ударами, а также уклоняемся от оплеух за спиной, проделанных с помощью телепорта. Ко второму этапу сражения на горе к его фишкам добавляются вырывающиеся из земли ледяная стена (избегаем перекатами) и ледяные бомбы (от них убегаем прямо к Эредину и бьем в полную силу).

      games.mail.ru


      Смотрите также