Мотоцикл под окном в воскресное утро картина. Глава 41 Лето-осень 1919 года. Das Motorrad unter dem Fenster in den sonntag Morgen (Мотоцикл под окном в воскресное утро)

Глава 41 Лето-осень 1919 года. Das Motorrad unter dem Fenster in den sonntag Morgen (Мотоцикл под окном в воскресное утро). Мотоцикл под окном в воскресное утро картина


Авторская колонка

Хотел было написать просто пост в одну из тем на форуме, но написанное разрослось, да и иллюстративный материал оказался более одного-двух изображений, поэтому решил рассказать здесь.

Перелистывал сегодня кое-какие книжки с полки и, взяв в руки томик с романом Стругацких "Отягощенные злом, или Сорок лет спустя", вспомнил про одну, замеченную там когда-то, неточность.

Чтобы указать на нее пришлось бы процитировать почти всю довольно объемную главку, в которой и была замечена неточность, поэтому я, чтобы не развешивать тут простыню текста, перескажу своими словами вкратце суть.

Один из главных героев романа, астроном Манохин, ставший секретарем у загадочного сверхъестественного существа, называемого Демиург (а также Птах, Яхве, Ильмаринен и проч.), приносит в квартиру, где они все обретаются, некую картину для украшения обстановки. Помощник Демиурга в личине немолодого и толстенького человека по имени Агасфер Лукич, тоже не являющийся обычным смертным, критически обозревает картину, при этом выказывая осведомленность в личности человека, написавшего её. Более того, оказывается, он может привести в движение изображенную на картине сцену, позволяя проследить за дальнейшим развитием событий на ней. На картине до того, как он это проделывает, изображено буквально следующее:

цитата

На картине была изображена комната. Окно раскрыто. За окном угадывается утреннее солнце. В комнате имеют место: слева — развороченная постель с ненормальным количеством подушек и перин; справа — чудовищный комод с выдвинутым ящиком, на комоде — масса фарфоровых безделушек. Посередине — человек в исподнем. Он в странной позе — видимо, крадётся к окну. В правой руке его, отведённой назад, к зрителю, зажата ручная граната. Всё.

Агасфер Лукич прочитывает на ярлычке на обороте картины её название — "Дас моторрад унтер дем фенстер ам зоннтаг морген". То есть, в переводе на русский — "Мотоцикл под окном в воскресное утро". Далее он проматывает сцену, изображенную на картине, в результате чего человек с картины кидает за окно гранату и бросается на пол ничком. Граната взрывается, в воздух летят части мотоцикла, перед окном появляется взлетевшее вверх колесо, по которому Агасфер Лукич опознает марку самого мотоцикла — дескать, это "цундапп". После чего он зовет Демиурга взглянуть на картину и между ними происходит такой разговор, которым и заканчивается эта главка:

цитата

Он [Агасфер Лукич — примечание моё] возвысил голос. — Кузнец! Ильмаринен! Подите сюда на минутку! Посмотрите, что мы вам приготовили… Сюда, сюда, поближе… Каково это вам, а? «Мотоцикл под окном в воскресное утро». Реализовано гранатой типа «Ф-1», она же «лимонка», она же «ананаска». Граната, к сожалению, не сохранилась. Тут уж, сами понимаете, одно из двух: либо граната, либо мотоцикл. Мы тут с Серёжей посоветовались и решили, что мотоцикл будет вам интереснее… Правда, забавная картина?

Некоторое время Демиург молчал.

— Могло бы быть и хуже, — проворчал он наконец. — Почему только все считают, что он — пейзажист? Хорошо. Беру. Сергей Корнеевич, выдайте ему двести… нет, полтораста рейхсмарок, обласкайте. Впредь меня не беспокойте, просто берите всё, что он предложит… Каков он из себя?

Я пожал плечами.

— Бледный… прыщавый… рыхлое лицо. Молодой, чёрная чёлка на лоб…

— Усы?

— Усов нет. И бороды нет. Очень заурядное лицо.

— Лицо заурядное, живопись заурядная… Фамилия у него незаурядная.

— А какая у него фамилия? — встрепенулся Агасфер Лукич и нагнулся к самому полу, силясь прочитать подпись в правом нижнем углу. — Да ведь тут только инициалы, мой Птах. А и С латинские…

— Адольф Шикльгрубер, — проворчал Демиург. Он уже удалялся к себе во тьму. — Впрочем, вряд ли это имя что-нибудь вам говорит…

Мы с Агасфером Лукичом переглянулись. Он состроил скорбную гримаску и печально развёл руками.

Итак выясняется, что автор картины — не кто иной, как Адольф Гитлер.

А теперь поговорим о замеченных несообразностях. Во-первых в приведенном отрывке царит запутанная каша из рейхсмарок, безусого Гитлера и мотоциклов "цундапп". Безусый и молодой Гитлер — это вероятно указание на его довоенный возраст. Между тем фирма "Цундапп" первые мотоциклы начала производить уже после войны (Первой Мировой естественно), в 1919 году, после того как стала ненужной военная продукция, которую она выпускала до этого. Гитлер же на своих военных фотографиях (датированных, например, 1914 годом) уже носил усы, правда не такие куцые, как позже, а вполне длинные и залихватски подкрученные, как у кайзера Вильгельма.

Тоже самое касается рейхсмарок. Они появились в Германии только в августе 1924 года. До этого в ходу были так называемые "золотые марки" — до 1914 года. С 1914 года до момента введения рехйсмарок в Германии, страдавшей от гиперинфляции, были в ходу, так называемые, "бумажные марки". Но это название использовалось позднее, для упоминания в исторических материалах, чтобы отличать валюту, подвергшуюся инфляции, от старой. В самой Германии того времени деньги по прежнему назывались "золотыми марками". Например, в марте 1924, когда Гитлера судили за "пивной путч", то он был приговорен не только к тюремному заключению, но и к штрафу в 200 золотых марок.

В принципе эти неточности можно списать на то, что в самом романе происходит смешение разных времен, то есть в один и тот же момент времени в квартире на проспекте Труда появляются и непризнанный австрийский художник, и арабский пророк времен становления ислама.

Но есть в приведенном отрывке одно очень популярное заблуждение, о котором-то я и собирался рассказать сначала.

Адольф Гитлер никогда не носил фамилию Шикльгрубер. И уж совершенно точно он никогда не подписывал свои картины и рисунки этой фамилией или даже инициалами "AS". Фамилию "Шикльгрубер" носил (да и то лишь некоторое время — причем задолго до рождения самого Адольфа) отец Гитлера — Алоис.

Все свои картины Гитлера подписывал как "Hitler". Как, например, вот здесь -

Или как вот на этой картине -

Даже на своих ранних картинах Гитлер неизменно подписывается как "Hitler" безо всяких Шикльгруберов -

Кстати, на некоторых своих рисунках и эскизах, Гитлер действительно подписывался инициалами, видимо, считая, что их достаточно для таких небольших или незаконченных вещей. Но опять же — инициалами "AH", а не "AS" -

Ну вот как-то так. На сегодня все. До следующих встреч!

fantlab.ru

Глава 41 Лето-осень 1919 года. Das Motorrad unter dem Fenster in den sonntag Morgen (Мотоцикл под окном в воскресное утро)

Глава 41 Лето-осень 1919 года. Das Motorrad unter dem Fenster in den sonntag Morgen

(Мотоцикл под окном в воскресное утро)

Огромный зал в багряно-золотом убранстве, орлы и свастики, окна до потолка, смутно знакомые лица в раззолоченных наградами и эполетами мундирах и как всегда на самом интересном месте сон прервался посторонними шумами. Ефрейтор открыл глаза. С улицы через открытое окно доносился шум мотоциклетного мотора и ненавистная английская речь. Они уже здесь, значит пора. Мундир, кираса, амуниция, стальной шлем, парабеллум, гранаты. Ну и что там на улице… а под окном несколько "Томми" возились с мотоциклом, причем с чужим мотоциклом. Это был мотоцикл Михеля Эйзеля, сына зеленщика, а живым Михель своего железного коня не отдал бы никогда и никому. "Мотоцикл под окном в воскресное утро" помимо воли всплыло в мозгу художника название будущей картины. Ребристое тело гранаты щелкнув соединилось с рукояткой, зашипел запал, 123, 124 - зашептали губы. Он хищно подкрался к окну, кошачьим движением швырнул наружу Kugelhandgranate 15 и бросился животом на пол под подоконник. За окном блеснуло,с потолка посыпался мусор.перед окном взлетел дым, какие-то клочья, и взвилось мотоциклетное колесо, весело сверкая на солнце многочисленными спицами. и плавно полетела вниз.

Вначале он думал, что Германия закончилась. Но потом он прочел: "Мы не смогли защитить Отечество от оккупации врагом. Все героические усилия офицеров и солдат не были оценены нашим государством и оно погибло. Мы должны выполнить свой долг перед Германией с твердой уверенностью и верой в ее возрождение. Нас могут осмеять и оклеветать современники. Нас могут забыть и презирать потомки. Но все воины в Германии должны преодолеть все препятствия и бороться за возрождение нашей великой Родины. Чтобы она могла жить вечно!", тогда он понял, что Германия еще существует, и пошел искать таких же как сам. Нашел он их быстро - по армейским шинелям и гимнастеркам. Теперь правда было отличие - они были не одни, с ними были и люди в черных рубашках с повязками на которых были вышиты три сплетенных вместе кольца. Этот же символ стоял и на воззвании. Он знал его. И знал ту, кто это воззвание составила. Не лично, ибо он был нее круга. Но это для Адольфа Шилькгрубера не имело значения. Война продолжается. И его идея написать книгу о борьбе пока несвоевременна, ибо борьба о которой он мечтал, борьба, которая должна вернуть Германии ее величие началась. Все вернется на круги своя и каждый получит по заслугам. И тот вагон в Компьенском лесу, снова извлекут на свет божий, только условия будут диктовать другие. И даже если их забудут и будут презирать, все равно найдутся те, кто продолжит борьбу до конца. Однажды, при Наполеоне Германия уже стояла на пороге гибели. Спасло ее только унижение русского царя. Нынешний враг оказался хитрее, столкнув Германию и Россию лбами - и это столкновение стало причиной гибели трех империй - еще и Австро-Венгрии. Впрочем о последней Адольф не жалел. А вот если бы Россия тоже восстала из пепла, и в союзе с Германией устроила этим лягушатникам новый Седан! Впрочем мечтать не время, ибо впереди бой.

Эти "чернорубашечники" абсолютно не умели воевать, и гибли в бою очень глупо - к такому выводу пришел Адольф в первом же бою. Но их фанатизм и стремление уничтожить оккупантов любой ценой заражал ветеранов германской армии, заставляя драться яростно и не взирая на потери. Потери эти были не оправданны, но с другой стороны именно эта ярость и приносила свои плоды - противник стал бояться. Бояться этих людей в черном, самоубийственно бегущих под пули, ибо знал, что если они пройдут сквозь огонь, то пощады не будет никому. И они проходили. Все чаще и чаще. Когда наступил этот психологический перелом никто не заметил. Не заметили и того, что крупповцы и все кто себя к ним причислял быстро учились. Их атаки становились все более умелыми, но оставались все такими же яростными. Более того, они привнесли кое-что новое в эту войну, точнее не они, а их коллеги оставшиеся работать у станков. Пистолеты-пулеметы "Бергман" оснащенные глушителями стали настоящим бичом божьим для оккупационных войск. Особенно в уличных боях и ночных рейдах.

Постепенно в их добровольческом отряде он стал лидером. Сам Адольф считал, что главная заслуга в этом принадлежит Матери Германской Нации - Берте Круп, ибо ее речи и воззвания он понимал с полуслова, а ораторские таланты, которые в нем открылись привлекали в его отряд все новых и новых сторонников из числа тех, кто еще не поднялся на борьбу с оккупантами.

В замке Нойшванштайн был батальонный склад Черного Рейхсвера и Маленький Адди проверил в пригороде Мюнхена свою идею по использованию "Блуждающих пулеметных гнезд". Проблема была только одна, баварские гвардейцы, составлявшие костяк Мюнхенского Вервольфа, предпочитали воевать только в полной форме (хорошо хоть полевой), что впрочем давало хороший пропагандистский эффект. Видя подтянутых гвардейцев ведущих бой, даже самые инфантильные ветераны вливались в ряды Крупп-Верфольфа. В свою очередь, пулеметные засады очень нервировали оккупантов и приносили им ощутимый урон. Тактика была простая… По ленте в упор с двух пулеметов, гранаты от пехотного прикрытия и смена позиций. Ефрейтор Адди за два месяца боев вырос из командира группы до командира летучего полка Крупп-Верфольфа. Но в каждую редкую минуту отдыха, он старался рисовать. Адольф всегда мечтал быть художником или архитектором, но война нарушила его планы.

Из детских сочинений:

"Я была совсем малюсенькая, но помню отлично, как нас поляки мучили. Нам давали всякую гадость, как например: черный хлеб с соломой, гнилую картошку, конину протухшую, потом глумились над нами, дадут мне кулек (из-под?) конфет, а маме только одну. Мама не боялась, что ее могут расстрелять и всегда ругала поляков и выгоняла их из нашего дома, а я начинала ужасно плакать, сама не знаю почему. Мой папа убежал в Екатеринодар, мы тогда поехали за ним, а потом уже поехали в Новороссийск вместе с милым папочкой.

"Увидя солдата с погонами, я плакал от радости, и в ту же минуту я решил во что бы то ни стало поступить в отряд. На другой день я отправился к командиру отряда, полковнику Дроздовскому, просить, чтобы он взял меня к себе, он мне отказывает, говоря, что я еще маленький. Я решил без его разрешения поступить в отряд, зная, что он меня во время похода не выгонит".

"Было больно и хотелось кричать: "Спасите". Наконец пришли добровольцы… Россия зовет! - Я слышал ее призывный голос и повиновался ему - со счастливой улыбкой взял в свои слабые руки винтовку. С радостным лицом… шли мы в бой… провожаемые родными… И трижды проклят тот, кто не сумел оценить нашей любви, кто не сумел поступиться своими предрассудками ради величия России".

"Я сел на пароход, поехал в Севастополь… Приехали в Новороссийск. Все мы жили в кинематографе. Через неделю я пошел на вокзал, влез на крышу вагона и поехал в Екатеринодар; там не знал что делать, т.к. денег не было и около трех дней ничего не ел. Наконец решился, стыдно вспомнить, но что же делать, стащил в одной лавке булку, в другой колбасу и съел все это под забором. Ночевал на вокзале. Екатеринодар надоел. Поехал в Ростов, опять на крыше. Там опять нечего было есть - продал свою шинель. Но ее хватило не на долго. Потом, шатаясь по городу, прочел: "N-ские уланы зовут под свой родной штандарт" и адрес. Я пошел записываться".

Почему ефрейтор командует отрядом, равным по численности бригаде Эриха Людендорфа абсолютно не интересовало. Война происходила не по правилам, и главное в ней было наличие тех, кто может воевать, а не соответствие их воинских званий занимаемым должностям. В конце концов это не регулярная часть, а партизанское соединение или отряд ополчения. Ну большой, ну и что с того? Окопы, блиндажи, противотанковые заграждения это все там в Эссене, Руре, а здесь в Штетине другие правила, да и поляки как противник похуже французов. Поэтому отряд Адольфа Шилькгрубера "Гроссе Муттер Берта" был официально приравнен к бригаде с одноименным названием. Он собирал силы для организованной борьбы с поляками. Время партизанских боев потихоньку отходило в прошлое - для уничтожения крупных гарнизонов оккупантов требовались крупные подразделения, плюс угроза возможного наступления польских и французских дивизий для возвращения статус-кво. Правда у поляков теперь серьезные проблемы в России - там сейчас происходит то же, что и в Гемании, с той разницей, что расстояния в России огромны, а дороги плохие. Но сунутся поляки посерьезному или уже нет, но сухопутную армию нужно воссоздавать и делать это как можно быстрее - есть еще САСШ, которые пока еще не сыграли в этой игре, а последствия их вмешательства могут стать фатальными. Нужно торопиться вывести противников из игры поодиночке.

librolife.ru

Адольф Алоизович Гитлер | Абсурдопедия

Для любителей зацикливаться на неабсурдных вещах циклопы из Циклопедии предлагают статью под названием Адольф Гитлер - Гитлер Капут! - Воистину Капут! ~ Традиционное приветствие 9-го мая Adobe Hitler. Zip File!!! Zip File!!! ~ Windows Apocalypse про Гитлера

Гитлер, Адольф Алоизович (урождённый Фюрерович) — австрийский художник-пейзажист, занявшийся не своим делом с трагическими последствиями для окружающих. Преподаватели из Венской академии художеств поставили ему двойку на вступительном экзамене, после чего Гитлер обиделся на весь мир и решил отомстить. Благодаря Адольфу национальность «еврей», созданная британцами в 19 веке, была внесена в скалигеровскую историю задним числом, несмотря на возмущения новохронологов и астрономов…

Также Гитлер известен благодаря съёмкам в фильме «Великий Дик Татор», в котором он сыграл Чарли Чаплина. А еще является популярным персонажем Абсурдного Календаря, поскольку несколько лет находился в эпицентре различных интересных событий.

Гитлер был грустным, как гот.

    Гитлер в детстве.

    Гитлер обладал недоразвитым чувством юмора и ещё с детства, когда одноклассники поддевали его за необычную форму хвоста, не любил когда над ним смеялись. Когда преподаватели из Австрийской академии художеств, любившие выражаться вычурно и фигурально, со словами «КГ/АМ» и «Фтопку!» вернули ему его картины, Гитлер не оценил юмора, обиделся и пообещал им в ответ, что в топку он отправит их. Преподаватели посмеялись. А зря.

    Гитлер позирует для промо-постера зажигательной вечеринки в Москве

    Всю жизнь Гитлер мечтал освободить русских от мата, водки и Сталина, посетить Москву и зажечь хорошую вечеринку в Кремле, как Наполеон, и почти осуществил свою мечту, но реакционные власти России не выдали ему визу, так как ошибочно посчитали его «абстракционистом».

    Адольф Алоизович не умел читать и писать на родном языке, однако устроился по блату в рейхстаг, где стал работать с документами. Буквы он в связи с неграмотностью мог только срисовывать с бумаг, которые подносил ему сотрудник Геббельс. Подменить Геббельсу важный документ какой-нибудь бессмыслицей или компроматом было любимым розыгрышем другого сотрудника по фамилии Штирлиц.

    У Гитлера был собственный бункер. Долгое время местоположение бункера оставалось известно только ему и его сотрудникам. Обнаруженное в 21-м веке, было заселено группой сталкеров-киберсквоттеров под руководительством Злого и названо сайтом Stalker-Zone (по другим данным — Stalker-Hren). Также, по объективным источникам, этот бункер находился под их контролем ещё до нашей эры, но был захвачен из-за тупого юзерства Злого.

    Гитлер любил детей. В 20-е годы, после революции Клары из Цеткина и Розы из Люксембурга, Гитлер всерьёз озаботился трезвостью германских дошколят и организовал детское общество трезвости — Гитлерюгенд.

    Он умер в бедности и всеми покинутый, как и подобает художнику, осуществив свою давнюю мечту — напиться йаду до потери сознания.

    Тело было сожжено сотрудниками Моссада на его даче во время празднования дня победы во Второй Священной войне.

    И чувствительным, как эмо.

    Гитлер является основателем культуры эмо. Возможная причина: скрыть свой настоящий пол.

    Гитлер очень дружил с немецким инженером Гётте. Вместе они изобрели секретное оружие "Фауст-патрон". При выстреле время затормаживалось - "Остановись мгновенье!" - и солдаты противника цепенели на несколько секунд.

    Гитлер вёл преимущественно ночной образ жизни. Поскольку с электричеством были напряги, по улицам ходили люди с факелами. Ночью же организовывались тематические вечеринки: вечеринка мясников и колбасников - "Ночь длинных ножей", вечеринка продавцов элитной посуды - "Хрустальная ночь".

    Секретная деятельность Править

    Нацисты первые стали разрабатывать огромных боевых роботов.

    Гитлер занимался секретной деятельностью. Называлась она изначально Pentium IV, но узнав, что за глюки ждут его такими темпами впереди, сбагрил авторские права своему однокашнику Биллу Гейтсу. Тот так замучился со своими кроссовками (в детстве он все время их терял, бегал и вопил «Майн Кроссофт! Майн Кроссофт!», что согласился даже на такое зловредное предложение.

    Новое начинание увлекающегося Гитлера получило название Третий Р’лайх. В отличие от первых двух, Третий Р’лайх занимался секретными разработками огромных боевых роботов.

    По неподтвержденным данным, Гитлер участвовал также в разработках менеджмента.

    Известные картины Править

    Гитлер пародирует Чаплина для написания «Автопортрета с глобусом»

    Гитлер и Ленин играют в шахматы на раздел Польши (Вена, 1908 год, офорт Эммы Лёвенштамм)

    Эминем побеждает Гитлера на рэп-баттле 30 апреля 1945 года. Той ночью Гитлер покончил с собой (фото Карла Дёница)

    • «Внимание! Газы!»
    • «Пивной Путч»
    • «Процесс»
    • «Все на выборы!»
    • «Пожар Рейхстага» (в соавторстве с Маринусом ван дер Люббе)
    • «Автопортрет с глобусом» (в соавторстве с Чарльзом Спенсером Чаплиным)
    • «Герника» (в соавторстве с Пабло Пикассо)
    • «Блиц-крик»
    • «Аншлюс Австрии»
    • «Раздел Польши» (в соавторстве с Иосифом Волгиным)
    • «Раздел-2»
    • «Ночной Париж»
    • «Мотоцикл под окном в воскресное утро».
    • «Танк Т-34»
    • «Первый снег»
    • «Танк Тигр»
    • «Танк Пантера»
    • «Танк Розовая Пантера»
    • «Сталинград»
    • «Бремя авиации»
    • «Курская дуга»
    • «Чемоданчик с бомбой»
    • «Фау» (диптих, в соавторстве с Вернером «Дэном» фон Брауном)
    • «Штурм Берлина»
    • «Автопортрет в кругу семьи с бутылью йада и пистолетом»
    • «Фтопка:вид изнутри»
    • «Среди пингвинов»
    • Ранние наброски: «Танчики», «Евка-дура» и «Закаляканое»
    • «Наткнувшийся на кукан»
    • «Эспандер для булки»

    absurdopedia.wikia.com

    Alfred Döblin «Berlin Alexanderplatz» — отзыв DeadHerzog

    Что сразу бросается в глаза в этом романе: его сильная дискретность - как сюжета, так и (что странно) главного героя, которого сложно представить себе целиком: он все время показан кусочками, так что фактически его можно считать за несколько разных персонажей, и вся книга тогда превращается в сборник рассказов, объединенных местом действия - различные главы вообще как-то весьма мало связаны друг с другом. Герой приходит из ниоткуда и уходит в никуда: роман обрывается на полуслове.

    Книга смахивает на пересказ всего, что под руку попадется: автора регулярно кренит в сторону перечислений. Перечисляет Альфред Дёблин все, что видит - названия улиц, магазины, цены; любит пересказывать содержание рекламных объявлений, выступлений политиков, газетных передовиц - вне зависимости от уместности такового. Этот странный коллаж, несомненно, соответствует духу времени и новому искусству, но меня он раздражал неимоверно и мешал восприятию. Только ухудшает положение довольно невнятное берлинское наречие, особенно тяжело понимать диалоги - с массой просторечных выражений и диалектизмов и странным синтаксисом. Косвенная речь никак не выделена - кто говорит, с кем, о чем - поди догадайся.

    Неприятные персонажи, к которым не испытываешь ни крупицы симпатии, зацепиться за что-то внятное кроме политической идентичности сложно, да и та - какая-то зыбкая, почти никто не признается, что он фашист или коммунист или просто надрался за компанию, все жмутся, гнутся и рвутся. Странная же манера автора все время перепрыгивать с третьего лица на первое и обратно только усиливает отторжение от главного героя. Вроде он хочет сказать что-то важное, судя по названиям глав, но как будто каши в рот набрал - ничего не понятно из невразумительного текста.

    Стиль создает ощущение погружения в какое-то странное состояние, вроде что-то все время происходит, но совершенно непонятно, что же именно, кажется, что главный герой все время перетекает то ли в свою тень, то ли отражение. Многие эпизоды в романе не несут ценности для сюжета (хоть и весьма дискретный и унылый, но сюжет здесь есть) и вставлены с непонятной целью или сильно символичны и загружены заумными авторскими аллюзиями со свиньями, бойней, вавилонскими шлюхами и жертвоприношениями. Автор наполнил роман то ли описательными рассуждениями, то ли рассудительными описаниями. Эдакая своя атмосфера настолько густая, что хоть топор вешай или сам вешайся. Кому-то может такой стиль и заходит, а для меня это как на темной лестнице с коробком спичек: дальше вытянутой руки все равно ничего не видно.

    Читать книгу тяжело, скучно, а под конец просто невыносимо - хочется, чтоб герой побыстрее умер и не мучился, но не на такого напали: автор будет водить героя по всем кругам ада, пока от него только тень не останется, а потом будет несколько глав бубнить и про тень что-нибудь невразумительное и беcсмысленное. Деблин манипулирует героем: не сумев создать самостоятельно действующего персонажа, он активно толкает его в нужном только ему направлении, отказывая в свободе действий и жестко его ограничивая.

    По форме роман, несомненно, являлся прорывом в новое измерение - поток сознания, антилитературность, техника коллажа, - но как художественное произведение он очень на любителя; я бы сказал, что чтобы правильно его понять, нужно быть Альфредом Деблином.

    www.livelib.ru

    Алая кровь на белых крыльях читать онлайн

    Что, до экипажа "Валькирии-2", то атака в сумерках хорошо освещенного британского авианосца, стала первым успешным боевым вылетом на самолете нового типа. Разглядеть с кораблей эскорта ее бомбардировщик выкрашенный в черный цвет никто не успел, что до авианосца - то с него никто не спасся, и свидетелей появление на Балтике новой угрозы, наносящей удар торпедой с воздуха не было.

    * * *

    Что, до Лотара, и некоторых его офицеров, то они чуть с ума не сошли в ожидании возвращения черного самолета на базу. Они открыли для себя ситуацию с другой стороны. Одно дело уходить самим, и оставлять на берегу тех, кто тебя ждет, другое дело ждать самим. И ведь не запретишь этим сумашедшим девчонкам! Все таки это неправильная война. И техника у нас неправильная. Осененный этой мыслью Лотар несколько дней не мог найти себе покоя. Да, точно! Сейчас конечно не время, но должен быть способ соединить подводную лодку и самолет. Может не сразу, вначале самолет, возимый на подводной лодке, или наоборот, впрочем наоборот наверное не получится, а в перспективе сделать подводный самолет, или подводную лодку-самолет. Только увы такое за год или даже за два не создать. Но наверное можно. И Берту можно озадачить уже сейчас. Если она не хочет, чтобы он сошел с ума в ожидании прилета Светланы, то она наверняка озадачит конструкторов, и те смогут скрестить две несовместимые вещи. Потому, что такое положение вещей просто невыносимо - сидеть и ожидать когда она вернется! Вот вернется, он все ей выскажет! Ну, наверное не сейчас, а потом.

    * * *

    - Слышь дядя, тебя, что штыком в мягкое место подгонять? - произнес паренек лет двенадцати, с винтовкой за плечом, наблюдая, как согнанные на работу члены какого-то эстетического общества делают вид, что роют окопы.

    - Я бы таких наручниками к пулемету приковывал, - вторил ему его напарник, судя по внешнему виду страше собеседника на год.

    - Мальчики, - произнес один из копавших, судя по виду - один из тех, кто принадлежал к какому-то новомодному течению, каких-то "- систов" - копать землю должны те, кого этому учили - землекопы, каждый должен заниматься тем, для чего предназначен, вот я например, просвящаю непросвещенное…

    - Слышь! Просветитель! Будешь тут лясы точить, вместо окопов могилу себе выроешь! - оборвал младший мальчишка, - не сегодня завтра тут ляхи в атаку пойдут, а то вас взрослых придурков проку никакого - ни окопы рыть не умеете, ни раны перевязывать, ни патроны подносить! Серега, а может этих землекопов в расход, да сами выроем траншею? Мы вдвоем быстрее управимся чем эти двадцать чокнутых!

    - Куда в расход! Мы завтра этих придурков будим военному делу обучать! Или забыл, что нам комроты сказал? То, что Родине нужны герои, а в ней народилось куча дураков ничего не меняет! Будет перевоспитывать этих шутов! Превращать в настоящих мужчин! А то вишь, стихи они там сочиняют! Стихи и я умею сочинять1 Только пользы от этого никакой! Нам бы бетона сейчас, и рельсов побольше - глядишь бы какую-нибудь огневую точку соорудили! Помнишь прапорщик Леонид Каннегисер нам схему чертил?

    - Он бы Вас чему полезному научил, этот Леонид, такой поэт пропал! - проворчал один из землекопов.

    - А вот мы дяди завтра Вас и научим полезному! А сейчас шустрее лопатами работайте! Берите больше, кидайте дальше, отдыхайте пока летит!

    Германия Из детских сочинений:

    "Ворвались какие-то страшные люди, совсем не похожие на людей, вооруженные чем попало, схватили папу и увели, кинув нам только, что до 8-ми часов он будет повешен".

    "Я очень испугался, когда пришли французы, начали грабить и взяли моего дедушку, привязали его к столбу и начали мучить, ногти вынимать, пальцы рвать, руки выдергивать, ноги выдергивать, брови рвать, глаза колоть, и мне было очень жаль, очень, я не мог смотреть".

    "Отец перед смертью попросил передать кольцо и часы жене, но получил насмешки, тогда отец ударил по лицу француза, грянул выстрел и он упал, тяжело раненный, тут его добили прикладами… Два мои старшие брата тоже погибли от француза".

    "Стали обыскивать, отца стащили с кровати, стали его ругать, оскорблять, стали забирать себе кресты… отец сказал: я грабителям не даю и ворам тоже не даю. Один красноармеец выхватил наган и смертельно его ранил. Мать прибежала из кухни и накинулась на них. Они ударили ее шашкой и убили наповал. Моя маленькая сестра вскочила и побежала к нам навстречу. Мы пустились бежать в дом. Прибегаем… все раскидано, а их уж нет. Похоронили мы их со слезами, и стали думать, как нам жить".

    "Явился к нам француз, который нам предлагал конфет и угрожал только, чтоб мы ему сказали, где наш отец, но мы хорошо знали, что они его хотят убить, и молчали".

    "Отец скрылся в поле. Я остался один с лошадьми в поле, чтобы снабжать отца пищей; меня притесняют, не позволяют возить много пищи в поле и всячески стараются выпытать, где отец, а я молился Богу, чтобы Он сохранил моего отца и меня от соблазнов, которые мне эти разбойники предлагали".

    Огромный зал в багряно-золотом убранстве, орлы и свастики, окна до потолка, смутно знакомые лица в раззолоченных наградами и эполетами мундирах и как всегда на самом интересном месте сон прервался посторонними шумами. Ефрейтор открыл глаза. С улицы через открытое окно доносился шум мотоциклетного мотора и ненавистная английская речь. Они уже здесь, значит пора. Мундир, кираса, амуниция, стальной шлем, парабеллум, гранаты. Ну и что там на улице… а под окном несколько "Томми" возились с мотоциклом, причем с чужим мотоциклом. Это был мотоцикл Михеля Эйзеля, сына зеленщика, а живым Михель своего железного коня не отдал бы никогда и никому. "Мотоцикл под окном в воскресное утро" помимо воли всплыло в мозгу художника название будущей картины. Ребристое тело гранаты щелкнув соединилось с рукояткой, зашипел запал, 123, 124 - зашептали губы. Он хищно подкрался к окну, кошачьим движением швырнул наружу Kugelhandgranate 15 и бросился животом на пол под подоконник. За окном блеснуло,с потолка посыпался мусор.перед окном взлетел дым, какие-то клочья, и взвилось мотоциклетное колесо, весело сверкая на солнце многочисленными спицами. и плавно полетела вниз.

    Вначале он думал, что Германия закончилась. Но потом он прочел: "Мы не смогли защитить Отечество от оккупации врагом. Все героические усилия офицеров и солдат не были оценены нашим государством и оно погибло. Мы должны выполнить свой долг перед Германией с твердой уверенностью и верой в ее возрождение. Нас могут осмеять и оклеветать современники. Нас могут забыть и презирать потомки. Но все воины в Германии должны преодолеть все препятствия и бороться за возрождение нашей великой Родины. Чтобы она могла жить вечно!", тогда он понял, что Германия еще существует, и пошел искать таких же как сам. Нашел он их быстро - по армейским шинелям и гимнастеркам. Теперь правда было отличие - они были не одни, с ними были и люди в черных рубашках с повязками на которых были вышиты три сплетенных вместе кольца. Этот же символ стоял и на воззвании. Он знал его. И знал ту, кто это воззвание составила. Не лично, ибо он был нее круга. Но это для Адольфа Шилькгрубера не имело значения. Война продолжается. И его идея написать книгу о борьбе пока несвоевременна, ибо борьба о которой он мечтал, борьба, которая должна вернуть Германии ее величие началась. Все вернется на круги своя и каждый получит по заслугам. И тот вагон в Компьенском лесу, снова извлекут на свет божий, только условия будут диктовать другие. И даже если их забудут и будут презирать, все равно найдутся те, кто продолжит борьбу до конца. Однажды, при Наполеоне Германия уже стояла на пороге гибели. Спасло ее только унижение русского царя. Нынешний враг оказался хитрее, столкнув Германию и Россию лбами - и это столкновение стало причиной гибели трех империй - еще и Австро-Венгрии. Впрочем о последней Адольф не жалел. А вот если бы Россия тоже восстала из пепла, и в союзе с Германией устроила этим лягушатникам новый Седан! Впрочем мечтать не время, ибо впереди бой.

    65

    Загрузка...

    bookocean.net