Иллидан Ярость Бури. Маев без шлема


Майев Песнь Теней — История World of Warcraft, Hearthstone и Heroes of the Storm

Майев Песнь Теней (англ. Maiev Shadowsong) – непревзойденная воительница из народа ночных эльфов, наиболее известна как создательница Стражей и тюремщица Иллидана Ярости Бури, который едва не убил её брата Джерода под конец Войны Древних. Тысячи лет своей жизни она посвятила тому, чтобы сдерживать его в пленении, пока в Третьей войне Иллидан не был освобожден Тирандой Шелест Ветра. Майев отправилась на охоту за ним, намереваясь вернуть Предателя в темницу или уничтожить, и преследовала его даже в Запределье.

Чтобы справиться с Иллиданом, собравшим огромное войско из эльфов крови, наг и прочих слуг, Майев начала создавать и тренировать армию из жителей Запределья. Хотя она потратила несколько лет на быстрые операции по срыву планов иллидари, в конце концов Майев, попав в ловушку, лишилась армии и очутилась в темнице. Когда началась осада Черного храма, Акама освободил стражницу и позволил ей встать на путь возмездия. Майев сыграла важную роль в свержении Иллидана и нанесла ему последний удар. Она позаботилась о том, чтобы останки Иллидана и служащие ему охотники на демонов были заключены в Казематах Стражей, где должна были содержаться до конца времен.

Майев не чувствовала радости из-за долгой охоты, которая завершилась победой. Она стала лишь бледным подобием самой себя, когда Иллидан наконец был уничтожен, ведь «охотница без охоты является ничем». Вернувшись в Дарнас, Майев стала причиной нескольких неприятных событий, включая убийство высокорожденных, из-за чего была вынуждена сразиться с братом и бежать. Хотя она пыталась убить даже Малфуриона Ярость Бури, Майев смогла сохранить контроль над подразделением Стражей на Расколотых островах. Она всерьёз восприняла угрозу возвращения Легиона и вместе с Кадгаром пыталась остановить Гул'дана. Когда демоны прорвались в Казематы Стражей, чтобы похитить останки Иллидана, Майев лично освободила охотников на демонов, хотя и зарекалась не делать этого.

Несмотря на непростой характер, Майев является истинной защитницей Азерота и великолепным бойцом. Преследуя Гул'дана и Кордану, она попала в плен к демонам, которые пытали её несколько недель в Крепости Черной Ладьи, и продемонстрировала невероятную стойкость характера. Майев была удивлена, когда её собственный брат вместе с героем Азерота освободили её из пленения, и помирилась с Джеродом.

Война Древних

Источник информации в этой секции – художественная литература по вселенной Warcraft.

Во времена своей юности Майев нередко охотилась в калимдорских лесах вместе со своей матерью. К началу Войны Древних она уже стала старшей жрицей в рядах Сестёр Элуны, пока её брат Джерод был капитаном гвардии Сурамара. Их семья была не из благородных кровей, и брат с сестрой добились своего положения только благодарю мастерству и упорному труду. В момент вторжения демонов Майев служила в храме Хаджири, расположенном на северо-западе Калимдора.

Как и большинство Сестёр Элуны, она вступила в битву против Пылающего Легиона, присоединившись к сопротивлению под командованием Кур'талоса Гребня Ворона. Когда было объявлено, что новой верховной жрицей станет Тиранда Шелест Ветра, Майев восприняла эту новость без восторга. Она считала Тиранду неопытной, но всё же не стала спорить. После исчезновения верховной жрицы и гибели Маринды, её заместительницы, Майев временно заняла эту должность, что привело к скорой встрече с братом.

Ей не нравился Десдел Звездный Глаз, который стал командиром после гибели Кур'талоса, но Майев ничего не предпринимала, опасаясь разделения отрядов. Она потребовала, чтобы Джерод сделал что-то, но он не стал слушать. Когда Десдел скончался, Джерод был избран новым командиром. Майев прекрасно сражалась в войне и с неохотой вернула должность верховной жрице Тиранде. Она помогла исцелить раны Ронина и уничтожала демонов плечом к плечу с братом.

После Великого Раскола она была в ярости, обнаружив, что Иллидан Ярость Бури напал на Джерода и едва не убил его. Брат возглавлял отряд разведчиков, отправленный на гору Хиджал, и обнаружил, что Иллидан пытается создать новый Источник Вечности. Ночные эльфы попытались помешать предателю, но он сотворил мощное заклинание, которое многих убило или заставило впасть в кому. Сразу после этого Иллидан был захвачен Малфурионом, пока Майев вместе с Тирандой и Шандрисой заботились о ранах выживших.

Майев выхватила оружие и направилась к плененному Иллидану, чтобы убить его, но Тиранда остановила соратницу, напомнив, что её брат выжил. Джерод передал Малфуриону право решить судьбу Иллидана. Верховный друид прекрасно знал, к чему в итоге приведут безрассудные замыслы его брата, и решил разобраться с этой проблемой и навсегда. При помощи Кенария Малфурион запечатал Иллидана в подземной темнице, где он оставался бы закованным до конца времен.

Создание Стражей

Хотя Майев уважительно относилась к Малфуриону, она не была удовлетворена его милосердным решением. Она предложила себя на должность стража Иллидана, желая лично проследить, чтобы он никогда больше не навредил своему народу. Большинство ночных эльфов к тому времени считали Иллидана не только могущественным, но и опрометчивым. Они не забыли, как он перешел на сторону Саргераса, и не поверили в его слова о том, что он пытался получить силы и знания для победы на Пылающим Легионом.

Малфурион согласился, что Иллидана нельзя оставлять без охраны в долгосрочной перспективе, и попросил Майев собрать нескольких добровольцев из рядов Сестёр Элуны. Вместе с ними Майев должна была следить за Иллиданом и не позволить ему сбежать из темницы. Она создала новую организацию, которую назвала Стражами, и получила одноименный титул. Стражи стали известны как бойцы, обладающие прекрасными способностями к битве, навыками выслеживания и твердостью воли.

Когда однажды ночью Джерод вдруг исчез, Майев была удивлена и опечалена, что брат ничего не сказал ей о своём уходе. В его отсутствие соратники из Стражей стали единственными друзьями Майев. Спустя сотни и тысячи лет, посвященные слежению за Иллиданом, она начала воспринимать Стражей как свою новую семью.

Побег Иллидана

Источник информации в этой секции – игра Warcraft III или дополнение к ней.

Десять тысяч лет образцовой жизнь и неустанных тренировок закалили Майев, но с началом Третьей войны она всё равно не смогла помешать Тиранде Шелест Ветра освободить Иллидана. Майев, испытывая злость и стыд, покинула сырые пещеры и решила выследить Предателя, чтобы положить конец его вероломству. Узнав, что Иллидан завладел Черепом Гул'дана и обратился против ночных эльфов, она разозлилась её сильнее. Изменник смог ускользнуть из её рук, но она была обязана заставить его заплатить за всё.

Желание мести поглощало Майев, пока она преследовала Иллидана на протяжении его длинного пути к Запределью. Ярость затуманивала её взор, и Иллидану каждый раз удавалось сбежать от неё. Сперва дорога проходила по Калимдору через рыбацкие деревни, разрушенные нагами, до порта Нендис, а затем на Расколотые острова. На этих островах, которые Гул'дан поднял со дна океана, она обнаружила руины, в которых узнала остатки Сурамара - древнего города ночных эльфов. Здесь Майев встретила орка-отшельника по имени Драк'Тул, который в прошлом был одним из чернокнижников клана Бушующего Шторма, который поведал ей, что произошло на этих островах.

Майев вместе со своим отрядом последовала за Иллиданом в подземелье, которое оказалось Гробницей Саргераса. По старым орочьим рунам, оставленным Гул'даном, она поняла, что Предатель стремится заполучить таинственный артефакт, за которым раньше охотился Гул'дан. Иллидан снова опередил своих преследователей и, встретив их в последнем зале, пустил в ход Око Саргераса – тот самый артефакт, обладавший невероятной силой. Все Стражи, включая Наишу, ближайшую соратницу Майев, погибли в обвале, созданном Иллиданом, но сама надзирательница спаслась благодаря своим навыкам.

Понимая, что не сможет справиться в одиночку с многократно возросшей силой Иллидана, Майев отправила вестника в Калимдор, и на зов явились Малфурион и Тиранда вместе с подкреплением. Стражница не особо была рада увидеть жрицу, освободившую Иллидана, но их помощь оказалась как никогда кстати. Иллидан вновь отправился в бега, и на берегу Лордерона Малфурион отделился от них, потому что не мог оставить без внимания плачевное состояние местных лесов.

Майев и Тиранда преследовали Иллидана до озера Лордамер, где встретили Кель'таса, принца эльфов крови, которому помогли сопровождать магический караван из его королевства. Тот согласился помочь им с погоней. Вскоре в битве на переправе Тиранда упала в реку вместе с обломками моста, и Майев потребовала, чтобы погоня за Иллиданом продолжалась без неё. Она нашла Малфуриона и солгала ему, что Тиранда погибла. Как и надеялась Майев, взбешенный друид возглавил атаку против своего брата, и им удалось прервать ритуал, который проводился с Оком Саргераса. Впрочем, Кель'тас вскоре сообщил Малфуриону, что Тиранда просто упала в реку и вполне могла выжить.

Малфурион, разозлившись на Майев за ложь, объединился с Иллиданом и отправился на поиски своей возлюбленной. Они подоспели как раз вовремя и спасли жрицу, которая из последних сил сдерживала атаки нежити. Малфурион и Тиранда позволили Иллидану уйти, и он открыл портал в Запределье, в котором и скрылся. Майев и Стражи, догнавшие Малфуриона, прошли через этот портал и продолжили преследование. Иллидан, лишившийся поддержки своих союзников, стал легкой добычей для Стражей. Майев была ослеплена жаждой мести и не заметила ловушку. Во время сопровождения клети с Иллиданом в лагерь на неё напали эльфы крови и наги, ведомые Кель'тасом и леди Вайш. Они смогли освободить Иллидана из плена.

Запределье

Источник информации в этой секции – художественная литература по вселенной Warcraft.

Поскольку Иллидан обладал теперь значительным войском эльфов крови и наг, Майев вместе с оставшимися соратниками была вынуждена сбежать. Спустя некоторое время после того, как Иллидан предпринял попытку уничтожить Короля-лича, с Майев связался Акама, служивший ему и недовольный тем, что сломленные не получили Черный храм обратно после падения Магтеридона. Он понимал, что осквернение храма продолжился под надзором нового повелителя, и вступил с Майев в соглашение о совместной работе. Перед тем, как они разошлись, Акама дал ей зачарованный камень, который можно было использовать для связи.

Пока Акама внимательно следил за действиями Иллидана, Майев искала новых союзников по всему Запределью. К её армии присоединились многие молодые дренеи и сломленные. Послушавшись предложения Арехрона, стражница прибыла в Шаттрат и встретилась с его кузеном Алексиусом. От него Майев узнала о различных фракциях внутри Шаттрата и решила пообщаться с Алдорами и Ша'тар. И те, и другие отказались присоединяться к её армии и воевать против Иллидана, потому что направили все силы против Пылающего Легиона. Майев было известно, что Провидцы хотят поговорить с ней и помочь в битве против Иллидана, но она не могла больше доверять эльфам крови. Она отказалась встретиться с Ворен'талем Провидцем, который возглавлял эту фракцию.

После ухода из Шаттрата стражница занялась обучением новых рекрутов и потратила несколько лет на точечные удары по многочисленным войскам сбежавшего пленника. Акама регулярно посвящал её в то, чем занимается Иллидан, но в конце концов был раскрыт. Иллидан сотворил заклинание, которое подчинило ему часть души Акамы, и заставил его привести Майев в ловушку вместе со всей армией. Она оказалась единственной выжившей в сражении, которое последовало за этим. Майев была пленена и посажена в темницу, расположенных в подземельях долины Призрачной Луны.

Она потратила много дней, пытаясь справиться с чувством вины из-за смерти всех соратников. Майев не понимала, зачем Акама предал её, пока однажды он лично не появился в темнице. Она набросилась на очередного предателя, но Акама заставил её выслушать себя и раскрыл, что и Иллидан, и он сам имеют большие планы на стражницу. После уходы Акамы Майев не была уверена, что может вновь довериться ему. Она решила потратить время на обдумывание заклинания, которое поможет ей пленить Иллидана, ставшего невероятно могущественным.

Освобождение из клети

Однажды потрясенный Акама пришел к клетке и рассказал Майев о том, что планирует сделать Иллидан – открыть портал на Аргус, используя души из Аукиндона, и расправиться с Кил'джеденом. Майев пыталась убедить и Акаму, и себя, что Иллидан абсолютно безумен. Она предположила, что он хочет получить поддержку демонов с Аргуса или просто сбежать с Запределья. Стражница также искушала Акаму, что сможет вернуть ему Черный храм, если Альянс захватит крепость иллидари. После краткого разговора Акама сообщил, что готов освободить Майев из клети и позволить ей встать на путь мести.

Она была готова к битве и провела месяцы, сберегая силы. Акама спросил, не забыла ли она, как пользоваться оружием, и Майев ответила, что никогда не сможет забыть это. Акама рассказал о причине освобождения: Альянс, Орда и войска Шаттрата стояли прямо перед Черным храмом. Сломленный считал, что небольшая и сильная группа могла бы проникнуть внутрь с его помощью, чтобы сразить Иллидана. Хотя Майев и не верила ему, Акама призвал могущественный поток магии и снял заклинания, пленившие её. Майев подумывала о том, чтобы немедленно свернуть Акаме шею, но сдержалась из-за отсутствия оружия, его силы и стражей, которых он мог позвать.

Вернув ей доспехи, Акама чуть помедлил с передачей серповидного клинка, который был обычным оружием стражницы. Он объяснил, что понимает её желание напасть на него и отомстить за пленение, но только он теперь мог привести её к Иллидану и рискует всем. В конце концов Акаме удалось убедить Майев, и он вернул ей оружие. Стражница заявила, что заставит Иллидана предстать пред лицом справедливости.

Осада Черного Храма

Майев стояла рядом с Акамой и героями Азерота, ожидая, пока начнет сражение, которое станет прикрытием для проникновения в Черный храм. Она видела объединенные силы Провидцев и Алдоров и чувствовала, как наару плечет защитные заклинания. Это заставило её испытать злобу: фракции Шаттрата отказались сражаться против Иллидана раньше. Если бы они встали на её сторону, то армия Майев, возможно, не была бы уничтожена.

Наконец началась битва, и стражница, которая провела в плену месяцы, начала сражаться против демонов и иллидари. Она была практически неуязвима из-за своих доспехов и защитной магии наару. Уничтожая противника, она благодарила Элуну за помощь и мгновенно переносилась к следующему. Но защитники Черного храма сумели открыть портал, через который получали подкрепление. Майев была окружена демонами и услышала, как Акама отдал героям приказ войти в Черный храм. Ей пришлось разбираться с врагами и порталом самостоятельно.

Стоя на горе трупов, она ощутила потоки знакомой энергии, исходящие из храма, и поняла, что Иллидан открывает новый портал. Майев вновь предположила, что он вызывает демонов и пытается сбежать. Она не могла позволить этому случиться и поторопилась вслед за Акамой и героями, попавшими в храм через канализацию. Майев достигла тренировочной площадки, где и столкнулась с Ванделом – охотником на демонов, спешившим на зов Иллидана. Она заявила, что убьет порождение демонов, и приготовилась нанести свой коронный удар, но Вандел смог уклониться. Он не желал сражаться.

Вандел попытался объяснить ей, что они сражаются против общего врага – Пылающего Легиона. Ему не хотелось драться с другим ночным эльфом. Майев отказалась верить ему и желала уничтожить очередного слугу Иллидана. Прежде чем Вандел был вынужден вступить в бой, чтобы не терять время зря, она почти поверила, что охотник на демонов не лжёт. Он звучал убедительно и не пытался навредить ей, пока наконец не явил своё истинное лицо. После тяжелой битвы Майев одержала победу и продолжила поиски Иллидана. Во время бега по Черному храму она видела Пеплоустов, которые не пытались навредить ей и прекрасно знали, что она такая. Один из них рассказал, что Акама проник ещё дальше в храм и пытается остановить Предателя. Майев ответила, что собирается найти его и помочь.

Битва с Иллиданом

Она шла по следу разрушений, который оставляли Акама и его союзники. Где-то над собой Майев почувствовала высвобождение потоков энергией, принадлежавших Иллидану, и поняла, что битва началась без неё. Она поторопилась, молясь Элуне, что успеет прибыть туда до смерти Предателя. Наконец стражница достигла вершины храма и узрела битву. Иллидан был всё ещё жив, хоть и ослаб. Герои Азерота не избежали потерь, но продолжали сражаться с ним.

Майев вышла вперед с жестокой улыбкой и заявила, что между ней и Иллиданом есть незавершенное дело. Она была рада, что долгая охота наконец закончилась и что сегодня свершится справедливость. Иллидан был поражен, увидев стражницу, и быстро понял, что в её освобождении виноват Акама. Оружия Майев и Иллидана так быстро замелькали в воздухе, что за ними нельзя было уследить глазами. Стражница нейтрализовала всю магию, которую пытался использовать против неё Предатель. Она хотела, чтобы союзники Акамы остановились и позволили ей одной сразить своего давнего врага.

Наконец её серповидный клинок достиг цели и прошёл сквозь ребра Иллидана. Она встретилась с ним глазами и сказала, что всё закончилось. Он повержен. Прежде чем умереть, Иллидан ответил, что охотница не представляет из себя ничего без охоты и что Майев – ничто без него. Когда Предатель умер, Майев внимательно осмотрела его останки, чтобы убедиться, что он действительно мёртв. Она ожидала момента триумфа или хоть какого-то удовольствия, но ничего не почувствовала. Глядя на труп Иллидана, она думала над тем, что потратила тысячелетия своей жизни на это, и даже сомневалась, что оно того стоило.

Майев задумалась над последними словами Иллидана, подозревая, что они содержали какое-то проклятье, и даже проверила сеть защитных заклинаний. Тогда тогда она осознала, что в его словах не было никакой магии, а одна лишь истина. Она посвятила свою жизнь охоте за Предателем и теперь чувствовала себя пустым местом. Майев тихо сказала, что не чувствует ничего, и поглядела на союзников, которые помогли ей уничтожить Иллидана. В момент, близкий к безумию, она даже подумывала уничтожить их за то, что они могли повлиять на её триумф своим присутствием. Стражница попрощалась с героями и ушла с площадки на вершине храма. Акама с облегчением проводил её взглядом.

Она вернулась вместе с соратниками, чтобы заковать останки Иллидана в особый кристалл, который не позволил бы его душе освободиться. Она желала, чтобы его темная, измученная душа вечно страдала в Казематах Стражей на Азероте. Когда охотники на демонов внезапно появились из портала, открытого с Мардума, они попытались отомстить Стражам за смерть своего господина, но также были захвачены и помещены в Казематы Стражей. Майев поклялась, что никогда не допустит, чтобы затронутые Скверной охотники на демонов разгуливали на свободе.

Возвращение в Дарнас

Источник информации в этой секции – художественная литература по вселенной Warcraft.

Майев пыталась обрести новый смысл жизни и вернулась из Запределья в Дарнас, чтобы воссоединиться со своим народом после долгих лет отсутствия. Несмотря на то, что из-за неё Тиранда была оставлена в смертельной опасности во время похода по Лордерону, Маейв позволили войти в столицу ночных эльфов, чтобы начать обучение нового поколения Стражей. Некоторые из них относились к ней с небывалым фанатизмом, поддерживая поступки, которые Майев пришлось совершить в прошлом. Когда Малфурион и Тиранда позволили воргенам Гилнеаса и Высокорожденным поселиться в Дарнасе, Майев была возмущена, но не показывала этого. Она презирала Высокорожденных со времен Войны Древних и считала, что другие народы Альянса лишь вмешивают ночных эльфов в свои проблемы.

Вскоре в общество ночных эльфов вернулся и её брат, Джарод Песнь Теней, который десять тысяч лет провёл в добровольном изгнании. Майев стыдилась своего брата, избравшего жизнь простолюдина, хотя он мог бы стать величайшим правителем ночных эльфов. Она считала, что он отказался исполнить долг перед своим народом, когда предпочёл уединение. Воссоединение брата и сестры прошло прохладно, но в конце концов Майев смягчилась по отношению к Джароду, когда он рассказал, что уважает её за трудный выбор, который ей пришлось совершить для исполнения своих обязанностей Стража. Майев почувствовал гордость за своего брата и решила, что сможет манипулировать им для достижения собственных целей.

Тера'дрин, один из магов Высокорожденных, был убит, и его тело обнаружили на тренировочных площадках Стражей. Майев сделала предложение Малфуриону и Тиранде, что она лично займется расследованием этого дела и найдет убийцу во имя правосудия. Правители ночных эльфов согласились доверить ей расследование. Однако, ответственность за убийства Высокорожденных несла сама Майев, которая решила сперва ничтожить всех магов и их лидеров, а затем и Малфуриона Ярость Бури. Майев считала, что вина Малфуриона состоит в том же высокомерии, которое проявил его близнец Иллидан. Малфурион решил избрать судьбу своего народа самостоятельно и не позволил вернуться их бессмертию из-за неполного благословения Тельдрассила. Она также презирала верховного друида за прощение Высокорожденных и возвращение их в общество ночных эльфов.

Считается, что Майев впала в безумие из-за долгих лет полной преданности своему долгу и пыток, которые обрушились на неё после пленения Иллиданом. Её охватила мания величия, из-за которой тюремщица решила, что только она может добиться справедливости и наказать всех, кого считает виновными. Тот факт, что ей удавалось скрывать подобное безумие, доказывает её невероятные способности к маскировке и выживанию.

Позже Джарод освободил Малфуриона из плена, в которой друид попал из-за его сестры, и присоединился к нему в битвах против Майев и Стражей, которые оставались верными ей. Джароду удалось отвлечь сестру, когда Малфурион спасал Высокорожденных, попавших в смертельную ловушку. Ночной эльф не смог убить собственную сестру и только лишил её сознания. Высокорожденные оказались в безопасности, а большая часть новых Стражей погибли. Майев удалось скрыться, и она поклялась, что станет той, кто вернет ночным эльфам былое величие.

Гробница Саргераса

Несмотря на всё, что случилось в Дарнасе, Майев сохранила свой статус командира над подразделением Стражей, расположенным на Расколотых островах. Она была заинтересована в защите Азерота и, узнав о новой угрозе со стороны альтернативного Дренора, отправила Кордану Оскверненную Песнь на помощь верховному магу Кадгару. Кордана регулярно отправлял Майев отчеты, в которых описывала происходящее и жаловалась на безрассудного, надменного, небрежного и своевольного Кадгара. Спустя несколько месяцев она перешла на сторону Пылающего Легиона и стала соратницей Гул'дана с альтернативного Дренора. Как-то раз в разговоре с новым союзником Кордана упомянула, что если Майев узнает о её предательстве, то ей останется только молиться о такой же легкой смерти, как у Иллидана.

Когда этот Гул'дан попал на Азерот и направлялся по Расколотым островам к Гробнице Саргераса, он заметил Майев вместе с другими Стражами. Чернокнижник собирался напасть на них и уничтожить, но голос Кил'джедена, звучавший в его голове, приказал спрятаться. Над плато раздалось карканье, и ворон, спустившись вниз, превратился в Кадгара, который направился к Стражам уверенным шагом. Майев отнеслась к нему холодно, хотя Кадгар, почувствовав присутствие порчи, отправил магических элементалей прочесывать берега в поисках Гул'дана. Но чернокнижник успел скрыться, подчиняясь указаниям Кил'джедена.

Гробница Саргераса после открытия портала

Кадгар рассказал Майев о том, что Гул'дан прибыл на Азерот, но стражница сперва хотела обсудить провал мага на Дреноре. Кордана была преданной и отважной сестрой Стражей, которая многократко проявила себя в прошлом. Но всего за несколько месяцев вместе с Кадгаром она перешла на сторону Пылающего Легиона. Командир Стражей рассказала о том, что Кордана писала в своих посланиях о верховном маге. Хотя Майев готова была предположить, что Кадгар изменился за прошедшие годы, ей хорошо был знаком человек, которого описывали письма.

Верховный маг не собирался говорить о прошлых ошибках, включая ошибки Майев. Он поведал, что Гул'дан украл корабль и сжег каждого, кто был на борту. Чернокнижник не знал, как попасть на Расколотые острова, и его кто-то вёл. Майев пожала плечами: на Расколотых островах оставалась Гробница Саргераса, но она была пустой после Нер'зула и Иллидана. Кадгар, не согласившись, объяснил, что хозяева Гул'дана желают открыть путь в Азерот. Вероятно, теперь наступило время для новой попытки.

Кадгар попросил Майев и её соратниц помочь ему остановить чернокнижника. Несколько мгновений Песнь Теней не мигая смотрела на Кадгара, а затем приняла решение. Она послала всех Стражей на защиту Каземата Предателя, где содержались останки Иллидана Ярости Бури. Когда они с Кадгаром остались вдвоем, Майев безжалостно описала, каким жалким считает верховного мага, не способного найти чернокнижника. Она объявила, что любая помощь, которая она могла бы предоставить, была пустой тратой сил. Тем более что Гробница Саргераса была пуста, потому что вся сила, что когда-то была в ней, теперь находилась в останках Иллидана. Кадгар ещё раз попросил Маейв о помощи, но она ушла в Казематы Стражей, перед уходом сообщив, чтобы маг пришел туда, когда поймет свою ошибку.

Кадгар отправился в Гробницу Саргераса, где столкнулся с Гул'даном. Но благодаря новым силам, полученным от Легиона, чернокнижник сумел уничтожить печати, защищавшие гробницу, и вышвырнуть Кадгара наружу. Теперь между ним и Гул'даном был завал, на разбор которого ушло бы много дней. Майев внезапно появилась рядом с Кадгаром и сказала, что он справляется не хуже, чем она ожидала. Маг мрачно рассказал, что Гул'дан слишком силен и что его уже нельзя остановить, но Майев лишь равнодушно заметила, что Кадгар никуда не убегает. Вдвоем они вошли через восточный туннель гробницы, откуда стражница повела своего напарника в центральный зал.

Майев и Кадгар вновь достигли Гул'дана и вступили в неравную битву, постоянно защищая друг друга. Несколько раз серповидный клинок Майев едва не задел горло чернокнижника. Как и Кадгар, она была готова умереть за спасение Азерота. Именно их упрямое сопротивление заставило Гул'дана отдать все силы на сотворение портала для Пылающего Легиона. Увидев войско огромных размеров, два воителя побежали через туннели гробницы. Стены вокруг них осыпались и падали. Когда они выбрались, Майев сообщила, что возвращается в Казематы Стражей.

Легион

Источник информации в этой секции – дополнение Legion к World of Warcraft.

При помощи предательницы Корданы войска Легиона, ведомые Гул'даном, проникли в Казематы Стражей. Майев быстро поняла, что у неё осталось выбора, и решила освободить охотников на демонов из пленения. В конце концов, они прекрасно справлялись с уничтожением демонов и могли бы помочь с защитой Казематов и Азерота. Она освободила одного из командиров, который, в свою очередь, открыл камеры Алтруиса Страдальца, Кайна Ярости Солнца и прочих иллидари. Когда охотники на демонов восстановили силы, они вместе с Майев направляются к Каземату Предателя, где содержались останки Иллидана. Здесь Майев увидела Гул'дана и Кордану, которые захватили тело и скрылись через портал, призвав демонов на защиту. Майев не желала отпускать их и прыгнула в портал, созданный ими. Она немедленно попала в плен к Легиону.

Майев без доспехов и шлема в темнице

Демоны доставили Майев в Крепость Черной Ладьи, ставшую одним из оплотов Легиона, и в течение нескольких недель пытали её. Но стражница отказывалась сообщать любую информацию и терпела пытки. Другие Стражи искали свою предводительницу по всем Расколотым островам, и к поискам присоединился Джерод Песнь Теней. Герою, который помогал ему, Джерод рассказал, как в начале Катаклизма Майев губила невинных, надеясь разорвать связи ночных эльфов с Альянсом. Джерод тогда не смог убить сестру и долгое время считал, что любовь к ней была слабостью, не позволившей ему исполнить свой долг. К настоящему времени он обдумал всё произошедшее и решил, что Майев никогда бы не совершила подобных преступлений, не попав под влияние какой-то злой силы. Джерод должен был разобраться во всём, но предположил самое худшее. Теперь он получил шанс спасти сестру и всё исправить.

Крепость Черной Ладьи

У деревни Браденсбрук, расположенной на западе Валь'шары недалеко от Крепости Черного Ладьи, Джерод получил печатку, которая была сняла с тела одной из воскресших эльфиек. На этом кольце был выгравирован герб Стражей, и Джерод знал, что оно принадлежало его сестре. Майев никогда бы не отдала его добровольно. Теперь Джерод и герой знали, что её держат в Крепости Черной Ладьи. Проникнув туда, они обнаружили, что останки лорда Кур'талоса Гребня Ворона исчезли. Как и остальные жители крепости, он был воскрешен Легионом и погружен в вечный кошмар, в котором заново проживал Войну Древних и считал окружающих демонами.

В Крепости Черной Ладьи было найдено несколько следов пребывания Майев: записка демонов про её стойкость и глефа, принадлежавшая Стражу. Джерод выяснил, что сестру держат в темнице и вмете с героем завладел ключом. Майев находилась в дальней камере. Её тело было испещрено шрамами. Она выглядела изможденной, но была полна решимости и пообещала, что за её освобождением последует кровавая резня, в которой демоны будут уничтожены. Герой вернул Майев её оружие и доспехи. Она и не надеялась, что её спасёт кто-то из Альянса или Орды. Она была удивлена, что Джерод желал помочь ей после всего, что случилось в Дарнасе. Но брат попросил её не вспоминать о прошлом. Вдвоем они пробрались через тюрьмы и уничтожили воскрешенного Десдела Звездного Глаза, командовавшего тюремщиками. Майев объяснила, что Десдел не видит, с кем сражается на самом деле. Через стоки они вместе с Джеродом и героем выбрались наружу. Майев поблагодарила нового союзника за помощь и заявила, что займется планированием операции по вторжению в Крепость Черной Ладьи, чтобы расправиться с Кур'талосом.

Интересные факты

  • В World of Warcraft RPG характер Майев описывался следующим образом: «Майев была целеустремлённой, строгой и суровой личностью. Она одновременно страшится тайной магии и презирает её, открыто насмехаясь над теми, кто обратился к ней. Отчуждённая и молчаливая Майев всегда помнила о своём долге и о приказах, которые были ей даны. Она мало заботилась об окружающих, потому что была уверена, что межличностные отношения не должны повлиять на выполнение поручения. Тем не менее она не оставалась полностью равнодушной к другим Стражам и своим союзникам. Движения Майев плавные, она обладает текучей и смертоносной грацией. Её голос – сталь под тонким слоем бархата. Стражница холодна, и единственное, что согревает ей душу – та ярость, которую приносят воспоминания о разрушениях, устроенных демонами, и ужасной измене Иллидана. Кажется, существование в полном одиночество стало её вечным уделом».
  • Там же описывался её стиль ведения боя: «Стражница предпочитает внезапные атаки на наиболее уязвимые цели. Её обычная тактика – отправить свой отряд для отвлечения внимания врага, а самой оказаться позади него. Слабых противников ожидает ливень рассекающих атак, а Веер Клинков ждёт всех остальных, если Майев окажется окружена противниками. Если цель близко, Майев использует Удар Тени, а затем пускает в ход свой необычный серпообразный клинок. После удара она обычно отступает с помощью телепортации и пытается заклятием заставить противника застыть на месте. Если цель застывает, Майев приближается, чтобы прикончить или обездвижить её. Если расклад сил явно не в её пользу, стражница немедленно отступает, используя телепортацию или невидимость».
  • «Майев, может, и не самая вменяемая эльфийка в Азероте, но она знает, как полезно иногда припугнуть противника.»[1]
  • В даларанском фонтане можно найти серебряную монету Майев Песнь Теней, на которой написано «Где же Иллидан?».[2]
  • Много лет назад могучий охотник на демонов Теларий пал в битве с Майев. Об этом стало известно после сражения с его призраком на Темных берегах.[3]
  • На территории Азшары существовало Святилище Песни Теней, но нет никаких доказательств, что оно имеет отношение к Майев или Джароду.
  • Лицо Майев не было показано ни в игре, ни на официальных рисунках вплоть до World of Wacraft: Legion. Однако, она снимала свою маску во время событий книги «Wolfheart», описывающей её возвращение в Дарнас.
  1. ↑ Отдел творческой разработки отвечает на вопросы, ч. 3
  2. ↑ Серебряная монета Майев Песнь Теней
  3. ↑ Рукописи бездны

rpwiki.ru

Майев Песнь Теней — история персонажа

«Десять тысяч лет Майев Песнь Теней служила личной тюремщицей Иллидана, а затем преследовала своего узника по всему Азероту и Запределью, пока не одолела его в Черном храме. Но охота изменила её. Майев не смогла вернуться к ночным эльфам и вместе с другими Стражами продолжила свой вечный дозор. К счастью для нее, в Нексусе хватает опасных личностей, которых исправит только темница… или казнь».

Обзор героя: Майев

Как вы знаете, в данной серии статей я рассматриваю биографии различных персонажей из вселенной Warcraft. Я работал над предысторией Тиранды Шелест Ветра, но анонс Майев заставил меня изменить планы. Так как в этой статье будут содержаться многие события, связанные с историей Тиранды, я не буду писать полноценную статью о жрице, дабы не повторяться. Также, здесь мы не будем затрагивать способности, реплики и интерактивные фразы Майев, а сделаем это, когда она выйдет на тестовых серверах.

В любом случае, без лишних предисловий, перед вами история Майев Песнь Теней, тюремщицы, охотницы, палача и невольного союзника Предателя.

Жрица и стражница

Майев Песнь Теней родилась в древней империи кал’дорай (ночных эльфов), которые правили практически всем единым (на то время) материком Калимдором. Тогда как ее младший брат, Джерод Песнь Теней, стал капитаном стражи в городе Сурамар, Майев присоединилась к Сестрам Элуны. На тот момент это было объединение жриц, которые посвящали себя службе богине луны ночных эльфов — Элуне. Так как Песнь Теней не была знатной фамилией, Майев и Джерод заработали свой статус благодаря труду и умениям. Однажды Азерот наводнила разрушительная армия демонов, Пылающий Легион, в чем ей помогла колдовская верхушка общества кал’дорай — Высокорожденные. Сестры Элуны, среди которых была и Майев, быстро присоединились к силам сопротивления против нападения Легиона, но во время одной из битв их лидер, Высшая жрица Дехана, была смертельно ранена демоном. Будучи одним из старших членов ордена, Майев надеялась стать ее преемницей, но вместо этого высшей жрицей была выбрана Тиранда Шелест Ветра. Майев считала, что последняя была слишком неопытной и сфокусированной на более мирных аспектах Элуны, нежели на воинственных, но тем не менее она приняла решение погибшей, начав повиноваться приказам Тиранды. Когда новая верховная жрица была похищена силами Легиона, Майев стала временным лидером Сестер. После смертей нескольких первых предводителей сопротивления, Джерод, брат Майев, стал лидером сил противостояния демонам, к огромному удивлению сестры. Некоторое время спустя, когда Тиранда вернулась, Майев с завистью передала ей обратно титул верховной жрицы.

Неожиданно сопротивление одержало победу над Легионом, когда молодой друид Малфурион Ярость Бури, вместе со своей любовницей Тирандой и братом-близнецом Иллиданом, дестабилизировал Источник Вечности, огромное магическое озеро, служившее источником силы ночных эльфов, тайной магии, а также порталом для Пылающего Легиона в Азерот. Демоны были отправлены обратно в Круговерть Пустоты, а Источник начал разрушаться, что привело к огромному взрыву, вызвавшему так называемый Великий Раскол, который разделил Калимдор на множество меньших континентов и островов (само название «Калимдор» стало относиться к западному материку на карте мира). Ночные эльфы бежали на северо-запад, ища убежище на священной Горе Хиджал, но маленький разведывательный отряд, посланный Джеродом, выяснил, что Иллидан создал второй, меньший Источник Вечности на вершине Хиджала, используя при этом сосуды, наполненные водой из оригинального Источника до его разрушения. Этот второй Источник мог снова приманить Легион на Азерот, а действия Иллидана были расценены как тяжкое преступление. Когда эльфы отправились арестовать его, он обрушил на них мощь тайной магии, которая убила нескольких нападающих и ранила Джерода. Спустя короткое время, Малфурион прибыл и схватил своего брата, а капитан стражи позволил ему решить судьбу Иллидана. Вместо его казни, друид решил заточить ренегата на остаток его бессмертной жизни в тюрьме, в Обители под горой Хиджал.

Майев глубоко уважала Малфуриона, но была в ярости от его выбора оставить жизнь Предателю, которого она ненавидела за то, что тот нанес вред Джероду. Жрица вызвалась служить тюремщицей Иллидана и по просьбе Малфуриона набрала число последователей из Сестер Элуны, создав орден, известный как Стражи, призванный держать Предателя взаперти. Майев приняла мантию стражницы, которую впоследствии примерили на себя и другие особенно одаренные члены Стражей. Однажды ночью Джерод ушел в добровольное изгнание. В результате чего, бывшие жрицы стали единственными компаньонами Майев, и спустя годы она стала в них видеть свою семью. 

Главной целью Стражей на протяжении тысячелетий оставалась охрана тюрьмы Иллидана, но за это время на поверхности появилось множество новых угроз. Высшая жрица Тиранда, отныне лидер правительства Кал’дорай, с которой Стражи связывались лично, добавила к целям ордена охрану новых заключенных и отлов опасных преступников. Незадолго до Третьей войны, когда Пылающий Легион вернулся на Азерот спустя более чем 10 000 лет после событий Войны Древних, Майев оставила Обитель, дабы отловить такого злоумышленника. Вернувшись в темницу, она выяснила, что Тиранда убила множество Стражей и освободила Иллидана из заточения, надеясь, что тот поможет в борьбе против Легиона. Более того, Предатель поглотил силу артефакта чернокнижников, известного как Череп Гул’дана, что превратило его в демоническое существо, за что он был изгнан из земель ночных эльфов Малфурионом.

В погоне за Предателем

После Битвы на Горе Хиджал, в которой объединенные силы смертных рас победили Пылающий Легион, Майев, в сопровождении оставшихся в живых Стражей, включая ее лейтенанта Наишу, отправилась на поимку Иллидана. Они преследовали его через Азшару, лесистый регион на северо-восточном побережье Калимдора, сражаясь со слугами Предателя в виде сатиров, бывших ночных эльфов, превращенных в похожих на козлов демонов, и встречая ряд разоренных поселений ночных эльфов по пути преследования. Майев и ее войска внезапно столкнулись с новыми последователями Иллидана: группой уродливых змееподобных гуманоидов, которые назвали себя нагами, находящихся в процессе уничтожения прибрежной деревни. Стражи победили странных существ, но когда Наиша выяснила, что наги сжигали корабли, Майев пришла к заключению, что Предатель, возможно, направляется в море. Стражи поторопились на север, к портовому городу Нендису, где они увидели Иллидана, садящегося на корабль и отправляющегося в море, оставив позади наг, которые должны были сжечь оставшиеся суда и предотвратить возможное преследование. После убийства чудовищ и заимствования оставшихся кораблей, Майев и ее последователи отплыли на восток в погоню за Предателем.

На следующий день Стражи причалили к таинственному острову, на котором находились древние руины ночных эльфов, в которых Майев узнала то, что осталось от древнего города Сурамар, части которого потонули в море во время Великого Раскола. Совместив эту информацию с фактом того, что эти острова не нанесены ни на одну карту ночных эльфов, Майев пришла к выводу, что эти земли были подняты со дна моря относительно недавно (Небольшое отступление. В оригинальном Warcraft III эти острова были названы Расколотыми островами. В World of Warcraft: Legion они стали гораздо обширнее, и многие их части остались неповрежденными и никогда не уходили под воду, включая большую часть города Сурамар. Тогда стало известно, что Майев посетила лишь малую часть Расколотых Островов, известную как Расколотый Берег, который и ушел под воду, в то время как большая часть островов и Сурамар остались невредимыми). Стражи высадились на побережье и обустроили там лагерь, после чего продолжили охоту за Иллиданом. Исследуя местность, они вновь столкнулись с нагами, а Майев же размышляла о руинах и о том, как они олицетворяли всё то, что ночные эльфы потеряли во время Раскола. Тюремщица также встретилась со старым орком-отшельником по имени Драк’тул, бывшим чернокнижником клана Бушующего Шторма, который предложил ей рассказать свою историю, если она поможет ему избавиться от призраков, мучающих его. Майев обнаружила склепы, из которых приходили духи и забрала оттуда артефакт, который и заставлял их подниматься после смерти, после чего вернулась к Драк’тулу, который и рассказал ей предысторию Расколотого Берега. Много лет назад орочий чернокнижник Гул’дан и клан Бушующего Шторма (вместе с Чо’Галлом и его кланом Сумеречного Молота) подняли этот регион со дна моря в поисках древней Гробницы Саргераса, строения, в котором содержался побежденный аватар Падшего титана, повелителя и основателя Пылающего Легиона. Войдя в гробницу, Гул’дан и большинство его приближенных были разорваны на части демонами, за исключением Драк’тула, который смог сбежать. После того как отшельник закончил свой рассказ, Майев прямо заявила ему, что он заслуживает худшей судьбы, чем беспокойство призраками, за то что он и его братья устроили на острове.

Тюремщица и ее Стражи всё-таки смогли найти и уничтожить главную базу наг Иллидана. В это же время сам Предатель вошел в Гробницу Саргераса, а его преследователи быстро последовали за ним в древнее строение. Исследуя гробницу, а так же попутно сражаясь с нагами и демоническими стражами, Майев увидела несколько орочьих рун, которые были нанесены на стены Гул’даном во время его долгого путешествия по зданию. В них говорилось, что перед смертью чернокнижник искал демонический артефакт, известный как Око Саргераса. Пройдя полпути, Майев также столкнулась с предводительницей наг, морской ведьмой Леди Вайш, которая рассказала шокированной стражнице, что наги когда-то были Высокорожденными ночными эльфами, изгнанными в глубины морей и обращенными в змееподобных существ во время Великого Раскола 10 000 лет назад. После того как Вайш поиздевалась над тюремщицей и исчезла, Стражи продолжили свой путь, пока не достигли комнаты с Оком, где обнаружили, что Иллидан уже заполучил артефакт. Он рассказал, что поглотив силу Черепа Гул’дана, получил и воспоминания орка, в частности касающиеся Ока Саргераса. Желая отомстить за долгие годы заточения в темноте, которые обеспечила ему Майев, Предатель начал разрушение Гробницы при помощи своего нового артефакта, обрушив коридоры и заперев Стражей внутри. Способность Майев к Прыжку позволила ей сбежать, но остальная часть ее воинов знала, что им не выбраться. Найша и Стражи приняли свою судьбу, а их госпожа поклялась, что они будут отомщены, после чего сбежала из гробницы, используя Прыжок, чтобы миновать образовавшиеся преграды или охраняемые врагами территории, вышла из строения и отправилась в свой лагерь.

Майев быстро послала гонца, дабы тот предупредил верховного друида Малфуриона Ярость Бури в Калимдоре, и отправила свои силы, которые сопровождали посланницу, пока та не достигла безопасности в открытом море. На следующий день, когда Стражи противостояли последнему натиску Иллидана, Малфурион и, неожиданно, Тиранда Шелест Ветра, прибыли на Расколотые Острова и помогли силам Майев отбить атаку. Хотя последняя и была благодарна Малфуриону за помощь, она обвинила Тиранду в том, что она убила ее Стражей и освободила Предателя, и что ее следовало заключить в камеру. Жрица же заявила, что делала то, что должна, и не стражнице было ее судить. Малфурион закончил их ссору, напомнив им о том, что они всё еще были в опасности. Стражница, друид и жрица собрали свои силы и смогли уничтожить ближайшую базу Иллидана, но после битвы Предатель отправился в море и снова сумел сбежать.

Майев, Малфурион и Тиранда последовали за ним на восток, прибыв в земли Лордерона, родину Альянса, который помог ночным эльфам во время Битвы за Гору Хиджал, отныне захваченного Нежитью. Малфурион отправился в леса, дабы поговорить с этой землей, отправив Майев и Тиранду на поиски следов Иллидана. Две женщины неожиданно столкнулись с силами кровавых эльфов, ведомых принцем Кель’тасом Солнечным Скитальцем, которого на тот момент теснили силы Плети, а сам он готовился сопроводить караван в безопасные земли за рекой Аревасс. Тиранда предложила помощь в сопровождении каравана в обмен на помощь кровавых эльфов в поимке Иллидана, несмотря на протесты Майев, заявившей, что это будет пустой тратой бесценного времени, которое они могли потратить на поиски демона. Караван пробился через Серебряный бор, пережив периодические нападения нежити, пока ночные и кровавые эльфы не достигли деревни Погребальных Костров, находящейся прямо за мостом через реку. Внезапно, караван оказался атакован огромной армией Плети, и Тиранда вызвалась остаться позади, дабы удерживать мост от врагов, пока Кель’тас и остальные отправились на другую сторону реки. Воззвав к силе Элуны, жрица попыталась истребить силы нежити, но мост под ней провалился, а течение реки смыло ее к территориям, подвластным мертвым. Кель’тас хотел помочь ей, но Майев не дала ему это сделать, сказав, что жрица знала о рисках, которые она взяла на себя, и потребовала, чтобы кровавый эльф выполнил свою часть сделки и помог ей в охоте за Иллиданом.

Силы Майев и Кель’таса выдвинулись и основали лагерь возле разрушенного города Даларан. Спустя короткое время, Малфурион вернулся после общения с духами, от которых узнал, что Иллидан и его наги пытались использовать Око Саргераса, дабы уничтожить арктический континент Нордскол. Майев посчитала, что если Малфурион узнал бы о том, что случилось с Тирандой, он потратил бы больше времени, пытаясь спасти ее, вместо того, чтобы атаковать Иллидана. Она солгала верховному друиду, что жрица была разорвана на части нежитью и убедила его отомстить, атаковав Предателя. Воины Малфуриона и Майев отправились в Даларан и смогли сорвать ритуал Иллидана, уничтожив Око Саргераса и загнав самого демона в угол. За его преступления Майев приговорила его к смерти и отправилась исполнять приговор, но он протестовал, заявив, что заклинание должно было ударить по их общему врагу, нежити. Малфурион яростно ответил, что из-за него погибла Тиранда. Однако, Кель’тас, который не знал об обмане Майев, сказал друиду, что жрица еще может быть жива. Поняв, что Стражница лгала ему, Малфурион переметнул свой гнев нее. Иллидан, который всё ещё любил Тиранду, предложил отправить наг на поиски жрицы. Когда Майев попыталась протестовать, Малфурион запер ее в корнях Гнева Деревьев, после чего отправился со своим близнецом на поиски возлюбленной.

К тому моменту, когда Майев освободилась из корней и собрала оставшихся солдат, Иллидан спас Тиранду от Плети, за что Малфурион позволил ему уйти, к огромному недовольству стражницы. Когда Иллидан исчез в портале, она и ее воины немедленно последовали за ним. Тиранда попыталась остановить их, но Малфурион сказал ей, что Майев стала «воплощением мести, связанная навеки с охотой», и им остается лишь молиться, что она не причинит больше хаоса, чем когда-либо удавалось Иллидану.

Конец охоты

По другую сторону портала Майев и Стражи прибыли в расколотый мир Запределье, руины родной планеты орков, Дренора. Вскоре они обнаружили и заточили Иллидана, которого превзошли числом, ведь он оставил своих наг на Азероте. Заточив бессознательного предателя в зачарованную клетку, Стражи начали его транспортировку в свою крепость. Однако, эта попытка была сорвана нагами Леди Вайш и кровавыми эльфами принца Кель’Таса (теми самыми кровавыми эльфами, которым когда-то Майев помогла справиться с Плетью), которые решили присоединиться к силам Иллидана. Прислужники Предателя смогли взять контроль над клеткой демона, переместив его на свою базу и освободив, заставив стражей отступить обратно в пустоши Запределья.

С Майев впоследствии связалась одна из пешек Иллидана: Акама, лидер клана Пеплоустов, принадлежащего к сломленным (членам расы дренеев, которые мутировали от Скверны, или же демонической энергии). Акама вступил в союз с Предателем в надежде очистить дренейский Храм Карабор, который был осквернен и обращен в демонический Черный Храм, но вождь Пеплоустов был недоволен тем, что Иллидан назвал храм своей собственностью и не выказал никакого желания выполнять свое обещание (хотя он и не знал, что Предатель на самом деле хотел отдать храм сломленным). Не теряя бдительности, Майев встретилась с Акамой в городе Прибежище Оребор и согласилась вступить с ним в союз, чтобы свергнуть демона. сломленный также отдал Майев специальный камень, с помощью которого она могла связываться с ним. Стражница, впоследствии, отправилась в город Шаттрат, дабы найти там себе союзников среди двух главных фракций города: Ша’тар, группой наару (божественных сущностей из священной энергии) и Алдора, объединения священников-дренеев. Однако, никто из них не согласился помогать ей, так как Иллидан сражался с их общим врагом, Пылающим Легионом. Третья главная фракция города, орден кровавых эльфов, известный как Провидцы, желала поговорить со стражницей, но ее ненависть и недоверие к кровавым эльфам вынудили ее проигнорировать их.

В последующие годы Майев набрала себе несколько союзников и начала партизанскую войну против сил Иллидана. Однако, тот узнал о предательстве Акамы и подчинил часть души сломленного своей воле, создав Тень Акамы и заставив Пеплоустов заманить Майев в западню возле вулкана скверны, известного как Рука Гул’дана. Стражи были убиты, в живых осталась лишь Майев, которая была заточена в клетке, известной как Клеть Стражницы, находящейся под опустошенной скверной Долиной Призрачной Луны.

В последующие годы Майев находилась под присмотром Акамы и повелителя ужаса Вагата. Внезапно, искатели приключений (игровые персонажи World of Warcraft) Альянса и Орды наводнили Запределье, дабы положить конец Иллидану. В Долине Призрачной Луны они сразились с его Пеплоустами, но впоследствии узнали, что элитные члены этого племени, Пеплоусты-служители, и их лидер Акама работали против Предателя. У Майев было недостаточно терпения, чтобы участвовать в длительных схемах сломленных, но заявила им следующее:

Майев: «Если мы действительно желаем одного и того же, Акама, тогда освободи меня! Если Иллидану суждено умереть, это произойдет от моей руки!»

Акама: «Когда придет время, Майев. Я потратил многие годы, чтобы сделать следующий шаг, я не могу позволить, чтобы мои планы рухнули из-за преждевременных действий».

Майев: «Будь ты проклят, Акама! Я не игрушка в твоей игре… моя воля принадлежит мне. Когда я обрушу мой гнев на Иллидана, мне не будет толку от твоих глупых планов!»

После серии поворотов и событий, о которых я не буду здесь упоминать, Ша’тар, Алдоры и Провидцы начали атаку на Черный Храм, что отвлекло Иллидана. Этого момента и ждал Акама. Освободив Майев, он отправился с ней и своими Пеплоустами-служителями к предместьям Черного Храма, где Стражница убила Вагата и быстро отделилась от остальной группы, чтобы найти свою истинную цель. Тем временем Акама и искатели приключений наводнили храм с заднего входа и пробили себе путь через темное строение, победив Тень Акамы и большинство лейтенантов Иллидана, пока не достигли центра здания, где столкнулись с самим Предателем. Искатели приключений храбро сражались против демона, но были внезапно заточены и выведены из строя. В этот момент появилась Майев, которая освободила героев и помогла им в борьбе против демона, пока он наконец не пал. В последние моменты уходящей жизни, он, однако, насмехался над победой стражницы, заявив:

«Ты победила, Майев. Но охотница… не может жить без охоты. И ты… никто… без меня».

После смерти своего старого врага, Майев осознала, что Иллидан был прав. С помощью других стражей (которые просто появились из ниоткуда, что никогда не было объяснено Blizzard), она заточила труп Предателя в магический кристалл. Спустя пару мгновений, его группа охотников на демонов, Иллидари, вернулись в Черный храм с миссии в демоническом мире Мардуме, и увидев падшего господина, немедленно атаковала Майев. Однако, они тоже были вскоре побеждены и заточены в кристаллы. Тело Иллидана было транспортировано в Казематы Стражей, самое охраняемое место, принадлежащее Стражам, находившееся на Расколотых островах, дабы там он и находился остаток вечности, пока его охотники на демонов были заточены вместе с ним.

Становление ренегатом

В поисках новой цели после смерти Иллидана, Майев вернулась в общество ночных эльфов Азерота в их новой столице Дарнасе и начала тренировать новое поколение Стражей. Она также воссоединилась со своим младшим братом Джеродом, который вернулся из собственного тысячелетнего изгнания. Однако, несмотря на то, что он был рад снова встретиться с семьей, что он оставил, Майев обвинила его в предательстве своего долга перед эльфами, когда тот отправился жить в уединении, хотя она позднее и смягчилась, когда Джерод выказал симпатию по поводу ее тяжелого прошлого.

В это время Малфурион и Тиранда созвали совет, в котором обсуждалось вхождение воргенов (людей Генна Седогрива) в Альянс. Они также решили позволить группе адептов тайной магии Высокорожденных, которые пережили изгнание со времен Войны Древних, вернуться в общество кал’дорай. Майев была в ярости, одержимая ненавистью к Высокорожденным и тайной магии со времен Войны Древних, и возмутилась вмешательством Альянса в политику ночных эльфов. Она также начала презирать Малфуриона, которого когда-то глубоко уважала, но теперь видела в нем такого же эгоиста, как и его брат. Многие другие жители Дарнаса были недовольны бывшей элитой их общества, что привело к накалу отношений в городе, пока членов заново присоединенной касты не начали находить мертвыми. Малфурион и Тиранда позволили Майев расследовать произошедшее, но на самом деле, именно она была ответственна за убийства. Более того, она планировала захватить и убить Малфуриона, казалось, окончательно сойдя с ума. Первая помощница Майев, Стражница по имени Нева, попыталась убить Джерода без ведома своей госпожи, но благодаря жертве воргена по имени Эдрик (верного помощника Седогрива), Джерод смог смертельно ранить Неву и убедил ее рассказать о планах Майев в обмен на быструю смерть. Бывший изгнанник немедленно поспешил на спасение верховного друида, и вместе они столкнулись с Майев, которая заманила некоторое количество Высокорожденных в смертельную ловушку. Пока Малфурион спасал пленников, Джерод, который не посмел убить собственную сестру, отбросил ее назад и заставил бежать в ночь. После битвы он поклялся поймать ее и был провозглашен новым лидером Стражей. Их первым заданием стала охота за их бывшим лидером, пока она окончательно не впала в безумие.

Возвращение стражницы

Годы спустя, одна из Стражниц Майев по имени Кордана Оскверненная Песнь была отправлена на помощь Верховному магу людей Кадгару, во время кампании против кровожадной Железной Орды в альтернативной временной версии планеты Дренор (долгая история). Во время этого путешествия она попала под власть дренорской версии Гул’дана и стала слугой Пылающего Легиона. В конце событий на Дреноре сам чернокнижник был послан в Азерот нашего времени, дабы там, по приказу повелителя демонов Кил’джедена, открыть портал в Гробнице Саргераса и позволить демонам начать вторжение на планету. Кадгар преследовал его к Расколотым Островам, где он встретился с Майев и несколькими стражами, всё еще верными ей, и попросил ее помощи в выслеживании чернокнижника на пути к гробнице. Однако, Майев отказалась помогать, виня Кадгара в осквернении Корданы. Более того, она настаивала на том, что Гробница была пуста, заявив, что она была лишена своих сил Иллиданом несколькими годами ранее, и что Легион нанесет удар в место, где содержался Предатель — в Казематы. Она впоследствии ушла вместе со стражами, дабы усилить оборону, оставив архимага продолжать свои поиски в одиночку, но внезапно передумала и вернулась в гробницу. Там Кадгар столкнулся с Гул’даном в битве, но после того как орк использовал демоническую силу, которую получил из строения, он отбросил своего соперника за дверь и завалил проход. Вместе, Майев и Кадгар, смогли преодолеть препятствие и напасть на чернокнижника. Он обрушивал на них свои атаки снова и снова, но осознавая их бесполезность и собственную нужду в помощи, похволил магической энергии обрушиться на гробницу и открыть портал в Круговерть Пустоты, который стал началом вторжения Пылающего Легиона. Стражница отправилась на север, дабы укрепиться в Казематах, тогда как Кадгар принял форму ворона и отправился на восток, дабы отвлечь Легион и дать Стражам столь нужное им время.

Через некоторое время Легион, ведомый Гул’даном и оскверненным Стражем Корданой, начал атаку на Казематы, что не оставило Майев иного выбора, кроме как освободить заточенных охотников на демонов от их длительного плена. Когда Иллидари освободили всех своих заточенных братьев и помогли Стражам отразить атаку Легиона, Гул’дан и Кордана достигли гробницы Иллидана и телепортировали заключенное в кристалл тело из темницы. Два лейтенанта Легиона открыли портал и приготовились уходить, но пока они не успели сбежать, Майев и три охотника на демонов, Алтруис Страдалец, Кайн Ярость Солнца и неназванный игровой персонаж, поймали их всех. Майев приказала охотникам на демонов искать архимага Кадгара, после чего отправилась преследовать Гул’дана и Кордану через закрывающийся портал.

Позже, когда искатели приключений пробирались через регион Валь’шару на Расколотых Островах, они встретились с Джеродом Песнь Теней, который объяснил им, что предложил Стражам Майев помощь в ее нахождении. Он заявил, что знал, что его сестра никогда бы не убила невинных, если только она не была «под чьим-нибудь грязным влиянием», а себя он считал бедным братом, который полагал, что Майев действовала по собственной воле при убийстве Высокорожденных в Дарнасе. Чтобы отыскать Майев, Джерод и искатель приключений направились в древнюю твердыню ночных эльфов, Крепость Черной Ладьи, чьи давно умершие обитатели были подняты из мертвых в качестве духов. Там они обнаружили оружие стражницы, ее серповидный клинок теней, и документ, в котором говорилось о том, что её держали и пытали в подземельях крепости. Искатель приключений смог отыскать Майев в клетке, ее воля всё еще не была сломлена, а в ее руках было оружие. Майев подтвердила, что владыка Крепости Черной Ладьи, Кур’талос Гребень Ворона и его армия, были подняты из могилы Гул’даном для служения Легиону. Саму ее пытал призрак благородного ночного эльфа, Десдела Звездного Глаза. Стражница и искатель приключений объединились с Джеродом, и хотя Майев была удивлена узнать, что ее младший брат пришел спасти ее после того, как она попыталась убить его, он сказал ей забыть об этом. Искатель приключений и брат с сестрой сразились со Звездным Глазом, хотя сама Майев сказала, что герою следует вернуться к своим обязанностям, и что сражение с призраком Лорда Гребня Ворона может подождать.

После смерти Гул’дана, воскрешения Иллидана и его присоединения к борьбе против Пылающего Легиона, силы Азерота, включая Майев, напали на крепость демонов на Расколотом Берегу. Стражница с осторожностью относилась к работе вместе с Иллиданом и его охотниками на демонов, постоянно вступая в перепалки со своим заклятым врагом, даже когда они сражались бок о бок против демонов. Вместе они помогли искателям приключений пробраться в зараженный Легионом храм ночных эльфов, известный как Собор Вечной Ночи, и использовать Эгиду Агграмара, один из артефактов титанов, известных как Столпы Созидания, дабы закрыть портал Легиона в Азерот. Позднее, Майев помогла в нападении на Гробницу Саргераса, где герои победили самого Кил’джедена и завершили нашествие демонов.

Майев еще суждено появиться после этих событий. После того как Иллидан пожертвовал собой, став вечным тюремщиком Саргераса и положив конец угрозе со стороны Пылающего Легиона, только время покажет, какую роль сыграет Майев в будущем, так как ее извечный враг ушел из этого мира.

Оригинал

Автор: StuntedSlime

Перевод: DipfirosРедакция: Леон Бардосов

hots.tavernofheroes.net

Мэв | Вселенная WoWarcraft вики

Мэв,вместе со своим младшим братом Джеродом,сыграла ключевую роль в борьбе против Пылающего

Warcraft-3-2176

Легиона во время войны Древних.В результате,Мэв стала стражником предателя Иллидана Свирепого.После этого,Иллидан пришел к власти в Запределье,сама Мэв была заключена в тюрьму Иллидана,где её освободил вождь дренеев Акама.

Мэв вместе с Акамой,решили заключить перемирие в борьбе против Иллидана.Мэв и Акама пробрались в черный храм во время нападения Шатар.Она нанесла смертельный удар предателю, тем самым лишила его жизни.

    Мэв изначально была молодой жрицой Элуны во время войны древних.Как и остальные её сестры,Мэв выступила против атак Пылающего Легиона на Азерот.Она могла мало что сделать,но она наблюдала,как Пылающий Легион убивает её друзей и близких.Она была в ужасе,когда новую жрицу объявили Тиренд.Чудом выжив в горниле Войны Древних, добравшись до горы Хиджал, она была уже уверена, что магия арканы – ужасающая, отвратительная сила, принёсшая смерть этому миру. Сотворение Второго Колодца Вечности шокировало Майев, и она была только рада, когда Малфурион заточил Иллидана под землёй. Когда это произошло, она осмелилась заговорить с друидом и попросила того позволить ей наблюдать за Иллиданом, дабы убедиться, что он никогда не сбежит и не продолжит творить зло. Рвение молодой эльфийки и её навыки впечатлили Малфуриона. Он назначил её вечным надзирателем Иллидана.

    Хотя главным её «подопечным» оставался Иллидан Ярость Бури, Майев, как старшая надсмотрщица, также служила охотницей за головами и убийцей, охотясь на врагов и беглых преступников-ночных эльфов.

    Ужас из глубин Править

    Десять тысяч лет образцовой службы и неустанных тренировок, казалось, закалили Майев. Но когда грянула Третья Война, тюремщица не сумела помешать Тиренд Шёпот Ветра освободить Иллидана. Полная стыда и злости, она покинула сырые пещеры и решила выследить Предателя с целью положить конец его вероломству. Когда она выяснила, что Иллидан завладел Черепом Гул’Дана и пошёл против ночных эльфов, её ярость лишь возросла. Изменник ускользнул из её рук, и она обязана была заставить его заплатить за всё.

    Всё глубже погружаясь в мстительное безумие, Майев преследовала Иллидана на всём протяжении его длинного пути во Чужеземье. Ярость туманила её взор, и Иллидан не раз уклонялся от встреч с ней. А путь был долгим – сперва по Калимдору через разрушенные Предателем и его нагами рыбацкие деревни эльфов к порту Нендис, затем на Сломанные Острова. На поднятых Гул’Даном (Gul'dan) со дна океана островах надсмотрщица обнаружила древние руины и без особого труда узнала их – это было то, что осталось от калдорейского города Сурамар. Разговор Майев с орком-отшельником Драк’Тулом, бывшим колдуном клана Штормовых Грабителей, пролил немного света на тайну этих островов. Когда же надсмотрщица со своим отрядом последовала за Иллиданом в подземелье, оказавшееся могилой Саргераса, то по старым оркским рунам, оставленным Гул’Даном, она догадалась, что бывший охотник на демонов стремится заполучить таинственный артефакт, за которым в своё время охотился сам Гул’Дан (откуда Майев было известно значение рун, так и остаётся невыясненным). Но и здесь отступник опередил своих преследователей на шаг, но не Иллидан где-то здесь. Встретив свою тюремщицу в последней зале, Иллидан пустил в ход Око Саргераса – тот самый артефакт огромной мощи. Многие Наблюдатели, включая ближайшую соратницу Майев, охотницу Найшу, погибли при вызванном могучей силой обвале; спастись, благодаря своим умениям, удалось лишь надсмотрщице.

    Осознав, что в одиночку с многократно возросшими возможностями бывшего охотника на демонов ей не справиться, она послала вестника в Калимдор. Вскоре на зов явились Малфурион и Тиренд с подкреплением, и хотя Майев не очень-то была рада видеть священницу, их помощь оказалась как нельзя кстати. Иллидан вновь ударился в бега, и, добравшись вслед за ним до берегов Лордерона, Малфурион и воительницы разделились – друид не мог оставить без внимания плачевное состояние здешних лесов. Преследуя Предателя до озера Лордамер, Майев и Тиренд помогли принцу кровавых эльфов Келю сопровождать магический караван эльфов, и тот в ответ согласился помочь им с их погоней. Однако в бою на переправе Тиренд Шёпот Ветра рухнула в реку вместе с обломками моста, и Майев настояла, чтобы остальные отправились по следу отступника без неё. Позже, когда силы преследователей вновь объединились, надсмотрщица солгала Малфуриону, сказав, что Тиренд погибла. Её надежда оправдалась – взбешённый архидруид возглавил атаку против своего брата, и ритуал, воспроизводимый над Оком Саргераса, был прерван. Однако в последующей развязке принц Кель сообщил Малфуриону, что Тиренд лишь упала в реку и вполне могла выжить. Разъярённый ложью тюремщицы, Малфурион обездвижил её и, приняв помощь Иллидана, отправился на поиски возлюбленной. Они подоспели как раз вовремя и спасли отважную священницу, державшую на отмели оборону под непрерывными атаками Плети, после чего, с позволения брата и священницы, Иллидан открыл портал в Чужеземье и скрылся. Появившаяся вслед за этим Майев в гневе вместе со всеми Наблюдателями, которые в этот момент оказались рядом, продолжила преследование.

    Лишённый поддержки своих союзников, Предатель оказался для надсмотрщицы и её войск лёгкой добычей. Но Майев была вконец ослеплена крушением всего своего служения и жаждой мести, и её сумели превзойти. Когда она сопровождала клетку с Иллиданом в свой лагерь, неожиданно напавшие на отряд охранения кровавые эльфы Кель’Таса и наги Леди Вайши сумели отбить своего нового предводителя.

    Гневная воительница оказалась в плену того, кого тысячи лет стерегла сама.

    В Burning Crusade Править

    Мэв впервые появляется в тюрьме Иллидана,где ее вызволяет вождь Дренеев Акама. Она говорит ему,что пока он сидит и размышляет,Иллидан захватывает и губит Запределье. Мэв согласилась на перемирие,чтобы свергнуть с власти Иллидана. Акама встречается с Иллиданом и устраивает ему ловушку.Во время битвы Акама и Мэв подошли к черному храму где сражались с Иллиданом. Мэв и Акаме удалось одержать победу над ним,но перед смертью Иллидан сказал "Охотница-ничто без охоты" и Мэв разящим ударом убила его.

    Майев – целеустремлённая, строгая, суровая личность. Она одновременно страшится арканы и презирает её, открыто демонстрируя насмешку над теми, кто практикует тайную магию. Отчуждённая, молчаливая, Майев всегда думает о своём долге или последних данных ей распоряжениях. Она мало заботится о своей компании: по твёрдому убеждению старшей надсмотрщицы, межличностные отношения никоим образом не должны влиять на выполнение поручений. Тем не менее, надсмотрщица не остаётся равнодушной к соратникам-Наблюдателям и своим союзникам. Двигается Майев плавно, с текучей, смертоносной грацией. Её голос – сталь под тонким слоем бархата. Надсмотрщица холодна, и единственное, что греет ей душу – ярость, с которой она вспоминает о разрушениях, вызванных Легионом, и ужасной измене Иллидана. Крайне одинокое существование – кажется, это её вечный удел.

    Майев предпочитает внезапно атаковать уязвимые цели. Типичная тактика – послать свой отряд на отвлечение внимания врага, чтобы затем внезапно оказаться позади него. Слабым противникам достаётся ливень режущих ударов, а в случае окружения Майев обычно использует Веер Ножей. Когда её цель перед ней, она часто использует Удар Тени, прежде чем пустить в ход свой странный серпообразный меч-Фантом. После удара она обычно уходит в сторону с помощью Мерцания и пытается заклятиями заставить жертву застыть на месте. Если цель застывает, она быстро приближается, чтобы, в зависимости от задания, либо прикончить, либо обездвижить пленника. Если же это не удаётся, надсмотрщица продолжает бить врага на расстоянии заклинаниями вроде Удара Тени. В конечном итоге, двуручная атака Серпом-Фантомом обычно завершает дело.

    Если расклад сил явно не в её пользу, Майев быстро отступает, используя Мерцание или заклинание невидимости.

    ru.wowarcraft.wikia.com

    Кто скрывается под маской загадочного следопыта? / World of Warcraft

    Big sylvanas Хотя загадочный следопыт и выглядит обычной ночной эльфийкой на задании, все становится немного сложней, когда выясняется, в чем именно заключается её миссия — следопыт старается ответить на вопросы, мучившие игроков со времен выхода Burning Crusade об Аллерии Ветрокрылой.

    Похоже, что загадочный следопыт и правда является ночной эльфийкой. За кого бы вы ни играли, Орду или Альянс, она может появиться в вашем гарнизоне после того, как вы возведете таверну «Ледяные скалы» или «Зашедшая луна» соответственно. И поначалу она общается с игроком довольно сдержанно.

    Фразы загадочного следопыта из заданий «Охотницы» и «Судьба павших»

    Я не хочу выходить из тени – но и не желаю тебе зла.

    Зачем я пришла сюда – только мое дело. Мне просто нужно было где-то переночевать.

    Вижу, что тебя так просто не прогонишь. Ну хорошо – возможно, ты согласишься помочь мне в поисках.

    Я ищу кое-кого – имя значения не имеет. Тебе нужно знать одно: я заплачу за любые доказательства того, что здесь есть оружие высших эльфов.

    Мне кажется, что я могу тебе доверять. По крайней мере, ты ни с кем не мой секрет. Спасибо тебе за это.

    Мне снова нужна твоя помощь, а взамен я поделюсь некоторой известной мне информацией. Я здесь для того, чтобы найти эльфийку по имени Аллерия. Много лет назад она пропала на Дреноре. У меня есть слабая надежда на то, что Круговерть Пустоты привела ее сюда.

    Не знаю, возможно ли такое, но обращай внимание на любые признаки присутствия высших эльфов в своих странствиях.

    Кое-что из сказанного может озадачить: как могло оружие высших эльфов, не смотря ни на что, попасть на этот Дренор? Но завершив задание, вы и вправду находите «Отделанную серебром стрелу» в Некрополе Призрачной луны, там, где ей совершенно не место.

    Как только вы возвращаете её, загадочный следопыт начинает говорить подозрительно уклончиво, перед уходом заявляя, что стрелы в том месте быть не могло. И она права — её совершенно точно не могло там быть. Это лишь подтверждается, когда вы встречаетесь с загадочным следопытом снова, и она раскрывает в деталях свою миссию, если не свою личность.

    Итак, мы выясняем, что перед нами замаскированная ночная эльфийка, которая прибывает на Дренор Warlords of Draenor, альтернативное измерение, выбранное Кайрозом, в силу того, что оно было крайне похоже, но все же не являлось Дренором, который мы знали (тот, что стал Запредельем).

    Мы выясняем, что она ищет Аллерию Ветрокрылую, чей след был давно утерян в Запределье, после её загадочного исчезновения (вместе с Туралионом, отцом её сына Аратора) через некоторое время после разрушений, исказивших мир.

    Не так давно я обсуждал идею того, что мы, возможно, так никогда и не возвращались в оригинальный Дренор, который мы впервые видим в Warcraft II — так вот загадочный следопыт говорит нам о тайне, которая намекает на куда более запутанную головоломку.

    Но сперва нам нужно ответить на следующий вопрос — кто же скрывается под маской загадочного следопыта?

    Существует несколько теорий на эту тему, и ниже я поговорю о нескольких из них. Две о ночных эльфах, одна о высшем, и одна ни о тех, ни о других.

    Наша первая подозреваемая — Шандриса Оперенная Луна. Начнем с того, что многие игроки считают: элементы внешности загадочно следопыта — её отметки на лице и волосы — совпадают с внешностью Шандрисы.

    Также за выполнение задания «Охотницы» в награду предлагается питомец часового, а поскольку Шандриса является часовой (на деле она даже главнокомандующая армии часовых), то это является еще одним доводом в пользу данной теории. Однако, тут есть пара несостыковок. Для начала, зачем Шандрисе отправляться на Дренор, любой Дренор, в поисках Аллерии?

    Она знать не знала Аллерию, и не имела с ней никаких личных связей, из-за чего фраза загадочного следопыта о том, что найденные нами стрелы ей «подарили надежду», звучит относительно странно.

    У Шандрисы не только нет личных мотивов отправляться на поиски Аллерии Ветрокрылой: единственные люди, которые могли ей приказать этим заняться — Тиранда Шелест Ветра и Малфурион Ярость Бури — имеют на то не больше причин, чем сама Оперенная Луна.

    Наша следующая подозреваемая — Маев Песнь Теней. Мы никогда не видели её без доспехов стражницы (она, конечно, снимает шлем в книге «Волчье сердце», но ничего подобного не было ни в одной игре вселенной Warcraft), так что, возможно, у неё на лице такие же отметки, как у Шандрисы.

    Она не пользуется доверием у Альянса, и вряд ли обладает большим уважением у Орды, так что использование маскировки при посещении гарнизонов данных фракций кажется вполне логичным. Загвоздка вот в чем: зачем ей это?

    Зачем Маев стала бы искать Аллерию Ветрокрылую? Последний раз мы видим Маев вне себя от ярости из-за включения в ряды ночных эльфов высокорожденного, при чем вне себя настолько, что она планировала убить Малфуриона и прикончила несколько магов, прежде чем её собственный брат раскрыл её планы. Трудно представить её заинтересованной в судьбе высшего эльфа, потомка все тех же высокорожденных.

    Однако Маев участвует в событиях Железной Орды на Дреноре, что порождает вопросы относительно стражей ночных эльфов, работающих с Кадгаром, и кому они преданы на самом деле. Если загадочный следопыт и вправду Маев, то маловероятно, что она стала бы разыскивать Аллерию для извлечения какой бы то ни было пользы.

    

    Третьей подозреваемой является Вериса Ветрокрылая. Ей однозначно понадобилась бы маскировка для операций на территориях Орды, особенно после событий Mists of Pandaria и книги «Военные преступления». Кровавые эльфы и Этас Похититель Солнца, скорее всего, были бы рады схватить Верису.

    Очевидно, что Вериса была бы заинтересована в поисках своей сестры. Несмотря на все это, ей не нужно скрывать свою личность во время операций на территории Альянса, она ни разу не ночная эльфийка, и скрываться под видом одной из них было бы немного странно.

    Однако, Вериса знает Шандрису — они встретились во время осады Терамора, и даже работали бок о бок. Если бы по какой-то причине она и старалась бы выдать себя за ночную эльфийку, то, скорее всего, она подражала бы внешности Шандрисы. Но вопрос остается прежним — зачем?

    Находиться на территории Альянса без маскировки, и маскироваться под кровавого эльфа на территории Орды было бы куда проще. Правда, если бы она отправилась на Дренор под своим именем, то это породило бы множество вопросов. Также Вериса очень сильно расстроила нашу следующую подозреваемую, когда они виделись последний раз.

    И эта подозреваемая — Сильвана Ветрокрылая. У неё есть не менее веская причина для поисков сестры, чем у Верисы, в связи с тем, что, согласно событиям «Военных преступлений» ей все еще не хватает общества родных сестер; и после того, как она почти воссоединилась (а затем снова рассталась) с Верисой, она вполне могла решить вместо этого сблизиться с Аллерией.

    В этих целях, будучи в лучшем случае бесчестной и аморальной, а в худшем — абсолютно порочной, и желая убить собственную сестру, дабы превратить её в нежить, она, возможно, использует охоту для того, чтобы снова попытаться заполучить Верису в качестве бессмертного компаньона.

    Или, возможно, обеих сестер. Она не доверяет большей части Орды, так же как и Альянсу, и это недоверие взаимно, так что наличие маскировки не выходит за рамки возможного, а попытка выдать себя за ночную эльфийку была бы приятной отсылкой к оригинальной модели Сильваны, которая была у неё на самом старте World of Warcraft.

    На мой взгляд, учитывая то, что Шандриса и Вериса работали вместе на протяжении событий книги «Приливы войны», и Шандриса проявляла привязанность к Джайне Праудмур, и присутствовала на суде над Гаррошем Адским Криком, вполне вероятно, что она могла быть завербована для данной миссии Верисой лично или через Джайну.

    Джайна, являясь главой Кирин-Тора, должна держать в тайне по крайней мере некоторые из операций Кадгара на Дреноре; и как только Варгот смог отправить артефакты в эту новую временную линию, Вариса вполне могла захотеть проверить версию о том, что Аллерия также оказалась в другом измерении. Правда, я не могу сказать, почему она не стала делать это самостоятельно.

    После Шандрисы в списке я бы поставил Сильвану и Верису, как наиболее подходящих кандидатов на роль загадочного следопыта, а Маев я бы включил лишь как темную лошадку, которую стоит учесть только из-за подозрительных стражей, всюду следующих за Кадгаром.

    Вот что еще интересно — о чем говорит присутствие той самой стрелы в Некрополе Призрачной луны? Как она там очутилась? Почему она там не одна? Есть ли более детальное объяснение того, почему история Дренора немного иная — Рулкан жива, у жены Грома не было детей — чем теория Кайроза о «травяных клинках»?

    Неужели высшая эльфийка выпала из разлома на Дренор, который был ей одновременно знаком и не знаком, и изменила ход его истории? Этого мы не знаем. Так же, как не знаем, кем является загадочный следопыт.

    Пока что.

    Источник: BlizzardWatch. Переведено специально для MMOBoom.ru

    mmoboom.ru

    Иллидан Ярость Бури — История World of Warcraft, Hearthstone и Heroes of the Storm

    Иллидан Ярость Бури

    Illidan Stormrage

    Иллидан.jpg
    ПрозвищаПредатель, Властитель Запределья
    Полмужской
    Расауникальный гибрид демона и ночного эльфа
    КлассОхотник на демонов
    Род занятийВластитель Запределья, Правитель Черного Храма
    Местонахож- дениеСклеп Стражей
    Статусактивен
    Родствен- никиМалфурион Ярость Бури (брат-близнец)
    УченикиВаредис, Леотерас Слепой, Аландиен

    Иллидан Ярость Бури (англ. Illidan Stormrage) – самопровозглашенный властитель Запределья, который правил этими осколками Дренора из Черного храма. Он был рожден ночным эльфом, но из-за своих поступков стал уникальным гибридом эльфа и демона. Иллидан был влюблен в Тиранду Шелест Ветра, но она выбрала Малфуриона, его брата-близнеца. Когда-то Иллидан был одаренным магом, но со временем его возможности поднялись до невероятных вершин из-за становления охотником на демонов и поглощения энергии из черепа Гул'дана.

    Из-за своего стремления к могуществу и тайной магии Иллидан совершил несколько ужасных поступков против собственного народа и других жителей Азерота, включая помощь Саргерасу во времена Войны Древних и создания второго Источника Вечности. За свои преступления он был назван Предателем и заключен в тюрьму, где провел десять тысяч лет, пока Тиранда не освободила его во время Третьей войны. Майев Песнь Теней, которая на протяжении тысяч лет была тюремщицей Иллидана, пыталась вновь захватить его, но попала в плен сама. В конце концов она объединилась с Акамой, чтобы начать вторжение в Черный храм, и убила Иллидана.

    Его безжизненное тело было доставлено в Казематы Стражей, где хранилось несколько лет, пока Гул'дан из альтернативной вселенной не попытался похитить его.

    Война Древних

    Источник информации в этой секции – художественная литература по вселенной Warcraft.

    Иллидан, брат-близнец Малфуриона, изучал и использовал тайную магию Высокорожденных. В юности он пытался освоить заклинания друидом подобно своему брату, но тайная магия наделила его такими ощущениями, которые силы природы и земли не могли вызвать. В отличие от Малфуриона, Иллидан родился с глазами янтарного цвета, что считалось знаком великого будущего в те времена, но на самом деле указывало на друидский потенциал. Хотя Малфурион и Тиранда давно определились со своей судьбой, Иллидан всё ещё пытался найти себя. Он не являлся Высокорожденным, но смог стать личным заклинателем полководца Гребня Ворона.

    Когда стало известно о предательстве Азшары после начала вторжения Пылающего Легиона, Малфурион убедил брата оставить свою королеву, и Иллидан последовал за ним. Вскоре Малфурион, участвовавший в сражении вместе с Кенарием и драконами, осознал невероятную силу демонов и решил уничтожить Источник Вечности, чтобы завершить вторжение. Даже мысли об этом приводили Иллидана в ужас. Источник наделял ночных эльфов магией и, возможно, бессмертием, и его потеря была слишком большой жертвой.

    Также Иллидан обнаружил, что в нём растёт заинтересованность могуществом Пылающего Легиона. Он видел, что в основе их хаотического поведения лежит магия. Хотя ночные эльфы постоянно сражались, чтобы сохранить свои позиции, количество демонов не уменьшалось. Сатир Ксавий воспользовался сомнениями Иллидана и заставил его заняться поиском обретения могущества Пылающего Легиона, чтобы стать сильнее. Иллидан был уверен, что это поможет ему одержать победу над демонами. Судя по всему, примерно в то время Иллидан победил Аззинота, командира стражей рока, и забрал его оружие, чтобы самому сражаться этими парными клинками.

    Иллидан был влюблен в Тиранду Шелест Ветра, начинающую жрицу Элуны. Он пытался произвести на неё впечатление и часто делал необдуманные поступки, особенно при применении магии. Иллидан не понимал, что Тиранду интересовало совсем другое. Он пытался бороться за её сердце, и никто из них не понимал, что эта борьба закончилась вскоре после начала, когда Тиранда полюбила Малфуриона. Ксавий знал об этом и убеждал Иллидана, что после гибели Малфуриона Тиранда полюбит его. Увидев жрицу Элуны в обьятиях своего брата, Иллидан разорвал последние связи с защитниками Азерота.

    В его голове созрел новый план, и он отправился в Зин-Азшари. Иллидан притворился, что желает верно служить Азшаре и Маннороту. Он хотел заполучить Душу Демона – артефакт великой силы, созданный Нелтарионом. Душа Дракона могла бы закрыть портал, благодаря которому демоны попадали в Калимдор. Но для исполнения этого плана Иллидану были необходимы новые силы. В конце концов он встретился с самим Саргерасом, и темный титан был доволен, что ночной эльф пытается получить артефакт для Пылающего Легиона. Саргерас наделил Иллидана даром за его преданность. Он сжег его глаза и поместил в опаленные глазницы сгустки загадочного пламени, которые позволяли Иллидану видеть магию во всех её проявлениях. Он также покрыл его тело татуировками, которые усиливали владение тайной магией. Азшара была очарована новым видом Иллидана, но по-прежнему относилась к нему настороженно и отправился капитана Варо'тена вместе с ним на поиски Души Демона.

    Иллидан сохранил семь фиалов воды из Источника Вечности, и после Великого Раскола он добрался до вершины горы Хиджал и увидел там небольшое и спокойное озеро. Он вылил туда содержимое трёх фиалов, и хаотическая энергия сразу же проявилась, превратив озеро в новый Источник Вечности. Торжество Иллидана продлилось недолго – Малфурион, Тиранда и другие правители ночных эльфов обнаружили его и были в ужасе от того, что он натворил. Малфурион, который не мог осознать, что его брат пошел на предательство, попытался объяснить ему глупость этого поступка. Он рассказал, что магия, хаотическая по своей природе, может принести этому миру лишь уничтожение, если продолжает существовать. Иллидан, впрочем, отказался прислушаться к брату и был восхищен новым источником, который сотворил. Он заявил, что магия им пригодится, когда Пылающий Легион снова вернётся в этот мир.

    Малфурион видел, что его брат не раскаивается в своем поступке, и разозлился, понимая, что Иллидан навеки потерян из-за влияния магии. Он приказал заточить его в глубоких пещерах под Хиджалом, где он должен был оставаться в одиночестве. Позже Малфурион рассказывал, что иногда посещал своего брата и пытался убедить его свернуть с гибельного пути. Тюремщицей Иллинада стала Майев Песнь Теней. Он провел в заточении десять тысяч лет.

    Третья война

    Источник информации в этой секции – игра Warcraft III или дополнение к ней.

    Он был освобождён Тирандой для борьбы с вновь вторгшимися в мир Азерот демонами Пылающего Легиона. Но жажда магии с новой силой овладела им. Он поглотил энергию демонического артефакта — черепа Гул'дана и сам стал наполовину демоном. Это дало ему силы победить Тихондрия, одного из самых могущественных натрезимов. Но за использование магии демонов он был навечно изгнан из Ясеневого леса собственным братом.

    Спустя некоторое время он пробудил загадочный народ — наг. То были некогда Высокорождённые, которые в погоне за магией и могуществом вызвали первое нашествие. Теперь они трансформировались в змееподобных существ и могли жить как под водой, так и на суше. По приказу демона Кил'джедена Иллидан стал искать способ уничтожить вышедшего из повиновения Короля-лича Нер'зула. Для этого он отправился на поиски гробницы Саргераса. Ему нужен был глаз повелителя Пылающего Легиона, могучий артефакт, с помощью которого Иллидан смог бы уничтожить Ледяной Трон и выполнить поставленную Кил'джеденом задачу. Однако ему помешали тюремщица Майев и его собственный брат. Иллидан был вынужден скрыться в Запределье от гнева Кил'джедена. Майев отправилась за ним и пленила Иллидана, но уже вскоре он был освобождён объединённой армией эльфов крови во главе с принцем Келем и нагами во главе с Леди Вайш. Принц присягнул на верность Иллидану. Вместе они стали планировать захват этого мира. Иллидан поведал принцу о том, что власть в этих землях принадлежит демону Магтеридону, который ежедневно получает подкрепления через открытые Кил-Джеденом порталы. Поэтому в первую очередь было решено закрыть порталы. Пока Иллидан творил заклинания, Кель и эльфы крови защищали его от демонов, появлявшихся из порталов.

    После этого они начали штурм цитадели Магтеридона. Уничтожив его охрану, они вступили в схватку с самим демоном и победили. Магтеридон был удивлен. Склонившись перед Иллиданом, он спросил у него, не является ли тот служителем Легиона, присланным, чтобы испытать его. Иллидан рассмеялся ему в лицо и сказал, что пришёл свергнуть его, а не испытывать. Так Иллидан стал новым хозяином Запределья. После захвата Пустошей Иллидан предпринял попытку лично разрушить Ледяной Трон, но был остановлен в последний момент принцем Артасом.

    Властитель Запределья

    Источник информации в этой секции – дополнение The Burning Crusade к World of Warcraft.

    После поражения в битве с Артасом Менетилом Иллидан вернулся в Запределье и, собрав вокруг себя войска верных последователей, объявил себя правителем этих земель. Он знал, что Кил'джеден никогда не забудет о провалившейся попытке разрушить Ледяной Трон. Из-за этого Иллидан ожидал наступления войск Пылающего Легиона и готовился к этому. Победив Магтеридона и пленив его, он устроился в Черном храме. Он отдал Магтеридона оркам, чтобы они могли использовать его кровь для усиления своих тел, и мутировавшие орки Скверны присоединились к его войскам. Иллидан и его союзники старались контролировать все пространственные проходы, чтобы они оставались закрытыми и не пропускали врагов, пока правитель Запределья накапливает силы.

    Иллидан начал войну против Шаттрата, хотя они также были противниками Пылающего Легиона. Кель'тас Солнечный Скиталец возглавил первый штурм, но множество эльфов крови под командованием Ворен'таля Провидца присягнули на верность наару и покинули войска Иллидана. Они поселились в Шаттрате и назвали себя Провидцами. Вскоре после этого Шаттрат начал контратаку, и сражения на территории Долины Призрачной Луны продолжались долгое время. Возможно, Иллидан намеревался уничтожить Шаттрат, чтобы устранить одну из причин для появления Легиона и осуществить хотя бы часть мести Кил'джедена, направленной к дренеям и Велену.

    Акама, вождь Пеплоустов, охранял тюрьму, в которой была заключена Майев Песнь Теней, но на самом деле он вместе с ней готовил план по свержению Иллидана. В конце концов они участвуют в штурме Черного храма и добираются до его вершины, чтобы сразиться с Иллиданом. Майев участвовала в этом сражении вместе с героями Альянса и Орды и нанесла последний удар. Иллидан успевает сказать ей, что охотник остается ничем без охоты, и после победы Майев действительно чувствует пустоту в душе.

    Святилище Потерянных Душ

    Источник информации в этой секции – дополнение Mists of Pandaria к World of Warcraft.

    В глубинах Черного храма Иллидан обнаружил, что Святилище Потерянных Душ является источником огромного количества тайной магии. Благодаря ей он смог подчинить множество демонов своей воле, предлагая им пресытить свою жажду магии в обмен на верное служение. Таким образом он смог собрать большое количество демонов на своей стороне и, возможно, справиться со своей зависимостью от магии Пылающего Легиона.

    Канретад Чернодрев считал, что Иллидан собирался использовать этот источник магии, чтобы помочь эльфам крови, лишившимся Солнечного Колонца. Но по какой-то причине он никогда не рассказывал им об этом, возможно, подозревая о предательстве принца Кель'таса.

    Возвращение Легиона

    Источник информации в этой секции – дополнение Legion к World of Warcraft.

    После победы Майев забрала труп Иллидана в Казематы Стражей, чтобы его темная, измученная душа вечно страдала вместе с его последователями, ужасными иллидари.

    Гул'дан, прибывший из альтернативного Дренора, снова призвал Пылающий Легион в Азерот. По загадочным причинам он пробрался в Казематы Стражей, чтобы похитить тело Иллидана.

    Внешний вид

    Источник информации в этой секции – руководства к настольным играм по вселенной Warcraft.

    Иллидан — как и наги, и, особенно, сатиры — является мутацией ночного эльфа. Начинал же он жизнь, будучи вполне нормальным представителем мужского пола своей расы: высокий, мускулистый, с острыми чертами лица, сияющими янтарными глазами, лиловой кожей и длинными заостренными ушами. Когда Иллидан примкнул к Саргерасу, тот сжёг его глаза пламенем, даровав ему тем самым магическое зрение, от которого не могли укрыться ни демоны, ни нежить. Облик его изменился тогда, когда он впитал мощь артефакта Черепа Гул'Дана, что наполнило его демонической силой и частью души мертвого орка-чернокнижника. После превращения Иллидан более напоминал одного из натрезимов, чем представителя собственной расы, несмотря на то, что его кожа осталась лиловой, а уши — длинными и заострёнными. Теперь же облик бывшего ночного эльфа дополнили крылья, рога и копыта, а также способность полностью превращаться в демона. Вдобавок он получил дар ходить по воде, а после ранения, нанесённого ему рукой Артаса, овладел даром полёта.

    Способности

    Источник информации в этой секции – руководства к настольным играм по вселенной Warcraft.

    Иллидан является самым известным охотником на демонов и первым из них.

    Он использует тайную магию и магию огня, сжигая тела и души своих врагов, а в результате поглощения силы Черепа Гул'Дана в прошлом обрёл способность превращаться в демона и уничтожать противников сгустками хаотического пламени. Когда герои Альянса и Орды пробились в Черный Храм, Иллидан использовал теневую и огненную магию в сражении. Его оружием являются парные клинки Аззинота — клинки демона, поверженного Иллиданом, который во время заточения в темнице обучился ими пользоваться.

    rpwiki.ru

    Майев Песнь Теней - НИП

    Комментарии

    Комментарий от Tygroen

    Maiev Shadowsong was the Jailor of Illidan Stormrage from the WarCraft 3 Expansion. She loathes his releaser, Tyrande Whisperwind, who resides now in Darnasses' Temple of the Moon, who set him free to help the armies of the alliance. Illidan was let loose for helping those who still shunned him, but was still shunned from Azeroth by his brother Malfurion Stormrage for Illidan's acceptance of demonic powers. Maeiv followed Illidan to Outland, where she vowed to not rest until he was dead or imprisoned.

    Комментарий от Thordakk

    What is Maiev? basic elf who chases Illidan, or a Demon hunter?

    Комментарий от jexley

    After Illidan is defeated for the first time (before he is ressurected) there is a short cut scene showing Maiev walking towards the raid party. Once Stormrage is ressurected she will help in the fight and seems to play as somewhat of a rogue cahracter.

    Комментарий от RedTeam

    I can't understand how can Maiev chase Illidan having less than 100,000 life points. Ins't it a bit stupid?

    Комментарий от trickster13

    Hate her... I like Illidan more. In Frozen Throne it was Illidan who tryed to make a strike against the Lich King, and it was Maiev, who spoiled everything.

    Комментарий от Nikola999

    Blood elves joined illidan becouse that stupid Garithos torchered Kael'Thas Sunstrider! The High elves transformed in Blood elves! The high elves need to be a part of the Alliance not the horde....The real Blood elves are part of Illidari! Those Horde Blood Elves are not the real....

    Комментарий от mathos22

    Well, it depends on how you look at it. I see it as Illidan was trying to end the reign of the scourge and Maiev came in and ruin everything. This drove Illidan into a rage that was never controllable.

    Комментарий от twarden94

    lol theres WAY TO MUCH HISTORY!!!!!! theres more history in WOW then there is in a history book! but the night elfs history is the best.......and undead so far the only thing left to do is for the orcs to go back to the outlands the undead be for every forgoten or dead blood elfs live in peace with there crack adiction night elf plants a new tree and hunman shut up and get 75% of the world back trolls keep on hunting...and dieing....gnomes dwarfs stay and live in your mountins illiden needs to die or turn good and undead night elf goodess thats ruling the undead get here body back and the lich king turns good or dies that a win in my book lol

    Комментарий от okinyo

    I dunno.... i kinda like illidan's story more than maiev's paige.

    Комментарий от Tygroen

    Still, many Rogue veterens are hoping that they will one day be given the gift of Fan of Knives =P

    According to the WOTLK previews on many websites, Rogues will in fact be getting a "Fan of Knives" ability. Gratz =)

    Комментарий от Speckels

    i hate maiev i wish she died and illidan lived... even if he was captured it would still offer a chance he would be in wotlk and yes imagine how many lives illidan woulda saved if his spell went threw and the lich king was destroyed? we was "diffrent" from that time and the time at black temple cause he went insane when arthas defeated him so ya...

    Комментарий от macke

    yes rogues gets fan of knivesbut the mages still needs to wait on the phenix :/but grtz anyway

    Комментарий от Vorph

    She hits like a truck in BT encounter and will reduce Illidan's hit points dramatically by herself. You probably win the fight if you do not extremely slack after she arrives.

    Комментарий от alynatrill

    She helps kill Illidan Stormrage in Black Temple when he is at 30% health.

    Комментарий от sammi75

    oke Illidan was not sent to outland he went there himself cause he´ve failed his new master Kil'Jaeden than Kil'jaeden told him 2 get arthas´s armor, Arthas and Illidan duels Arthas jumps and strikes him down, so Illidan was so afraid of Kil'Jaeden that he challanged arthas, what is wrong with him, Arthas is the Lich King But he didn´t die he just survives and kael and lady vashj are helping him most of the time cause he helped Kael'thas peoples to find energy they always wanted, and kael meets illidan cause Lady Vashj saves the blood elfes for being slain so than they go face Magtheridon in maggie lair and they win him than illidan rules outland and gives Kael'thas the Eye in tempest keep and gives Lady Vashj SSC

    Комментарий от Deewy

    Remember to buff her with kings at least, it raises her mana for 22k at least, and I could imagine the damage is also raised by a alot :)

    Комментарий от Jakub94

    Maiev is using in Black Temple too the special trap.The name is Demon trap.When she warp's at soem playe and spawn this trap the main tank should be have tank Illidan in the trap.When tank him in-the attack increased on Illidan by 100% and he lose his Enrage buff.

    Комментарий от paddymew

    Maiev Shadowsong was more priest than rogue, if anybody here have read the War of the Ancients trilogy by Richard A. Knaak.

    Maiev = Priest that uses a drossel (isn't that what her weapon is called?), blinks, and lays traps, which are otherwise attributed to respectively mages hunters.

    Also:Illidan = Mage that dual wields warrior/rogue-only-swords and uses the warlock "ultimate" talent in demonology, Demon Form. (in WotLK).Tyrande = Priest that uses a bow, the hunter "ultimate" marksmanship talent, Starfall, and even attacks while mounted! h5X!

    Malfurion is basically a level 764293 resto/balance druid, nothing special there...

    But for the others, they are triple-multiclassing...

    Комментарий от AngryBiscuit

    I think It's time for a legal restraining order on Miss Maiev. I'm sure Illidan would agree.

    Комментарий от Factsfountain

    Okay, this is ridiculous. HOW might i ask did WoWhead figure that she has 1 gold and 50 silver? Did someone kill her and loot her? Is that even possible?

    Комментарий от Shei77

    Nobody added this..Sister of Jarod Shadowsong, leader in First (i think) War after Ravencrest had died

    Комментарий от Malgrumm

    This may be of interest to some: Maiev Shadowsong's voice actress, Debi Mae West, was the vocal talent of Meryl from the Metal Gear series (among quite a few other things!)

    Комментарий от majeed12345

    any 1 know the name of a helm that looks like her i rember seeing 1 its icon is like the headless horse mens helm but itsnt plate and doesnt look the horemns helm at all it looks like the icon plz tell me

    Комментарий от Simore

    back when i was raiding bt in tbc

    i remember she hits Illidan like a truck

    her dagger throw hits him for 8k per throw and she throws it really fast usualy during demon form when a lock is tanking him

    and her shadow strike does 15k initial and 6k ticks after

    not sure what her meele is tho

    Комментарий от tmilhomens

    "Sabendo bem aonde as idéias cruéis de Illidan conduziriam eventualmente, Malfurion decidiu lidar de uma vez por todas com o poder de seu irmão louco. Com a ajuda de Cenarius, Malfurion prendeu Illidan dentro de uma prisão subterrânea vasta onde ele permaneceria preso e impotente até o fim dos tempos. Para assegurar a retenção de seu irmão, Malfurion autorizou o diretor jovem, Maiev Shadowsong, ser o carcereiro pessoal de Illidan."

    Комментарий от tmilhomens

    "Knowing full well where Illidan's ruthless schemes would eventually lead, Malfurion decided to deal with his power-crazed brother once and for all. With Cenarius' help, Malfurion sealed Illidan within a vast underground barrow prison, where he would remain chained and powerless until the end of time. To ensure his brother's containment, Malfurion empowered the young warden, Maiev Shadowsong, to be Illidan's personal jailor. "

    Комментарий от kikiko3

    So... if you think alot and use your brain(i hope everyone has one o.O) you will find out that maiev is the badguy(girl) and illidan the good

    Комментарий от IIlidanStormrage

    Excuse me? hate her? Maiev is the only night elf with a sense of justice...

    She spents 10000 years to guard Illidan.Tyrande which she allready dosn't like, slaughters all Maiev's Watchers, and frees Illidan.Maiev now has to hunt down Illidan and loses Naisha in the process.Illidan is then set free just because he helps save Tyrande, and once again Maiev has to hunt him down.She finally catches him in outlands and then gets betrayed by the Blood Elves she had helped...

    as for Illidan.

    He betrays his people just because he don't want to give up the Well of Eternity.Then he creates a new well.He slaughter lots of Night elves.He kills Naisha and a bounch of Watchers.He then becomes the new "Ruler" of outlands and enslaves almost all of the life there is.

    So what? we all know that the Scourge is waay worst than Illidan, beside, i can see that you are a alliance player, and you have a certain respect for the night elves. Illidan was trying to help his own people, trying to show that Arcane Magic was more powerful than Druidic one, and they needed that to fight the Burning Legion. He did what he had to do, and in the game terms, we would skiped the WotLK if she hasnt interrupted in the Illidan vs Arthas fight, because Illdian can kill Arthas.

    She was beaten by Kael'thas & Lady Vashj, so she wasnt THAT strong.

    The Blood Elves should rule the world.

    I hate her

    Illidan

    Комментарий от Shikuto

    Have anyone noticed that Maiev Shadowsong shares the same model as a male blood elf? No wonder she's single...

    Комментарий от Arraya

    I LOVE Maeiv, Sylvanas, Lady Jaina Proudmoore and Tyrande Whisperwind theyre my favorite characters in the whole game! theyre prt awesome

    since im a big fan ive got a character named Maeil somewhat sounds like her...in the realm Ursin (US)

    Комментарий от Aphetoros

    Close but no cigar.

    The wardens are the most feared arm of the night elves' wrath. These mystical assassins mete out justice, capture fugitives and carry out covert executions. Trained in martial arts, wardens command a fearsome and formidable range of abilities. Using a combination of cunning, stealth and tactical planning, a warden can shake even a large fighting force to its core. Many wardens are women, though not all of them. Wardens dress in dark colors and favor cloaks, which move about them like shadows to further hide their presence. Wardens are deadly melee combatants, able to bring their opponents to their knees with a few quick attacks, then teleport to safety. The warden's magic is drawn from conviction and belief in justice for the night elves. One of the deadliest abilities of the warden is her power to imbue a weapon with the wrath and justice of the night elves, upon a slashing or throwing weapon that she holds. The ultimate expression of the warden's spirit of justice and wrath is the summoning of a night elf spirit of vengeance.

    tl;dr, night elf wardens are [email protected]#$ing badass.

    Комментарий от Moongeria

    I wish they had a version of her weapon ingame

    Комментарий от DeadAimSpartan

    Never noticed how Beaststalker Armor looks so similar to Maiev's armor.

    Комментарий от coyote72

    Unlike Tirion, she actually helps, and plays a role in the defeat of their enemy.

    Комментарий от shaolwatha

    For those of you who think Illidan is not as bad as he was mentioned in game, I suggest you do the quest which leads to this guy. You will feel proud.

    Комментарий от gemanoma

    I think she's in love with Illidan.

    Комментарий от Ztrikes

    I have one question:

    Why does some night elves have blood elf animations and bodyshapes? I really fkin hate that.

    Комментарий от Kalevala

    she will always be my favorite night elf character in lore and I don't care if people hate her or think she is crazy

    Комментарий от Hoplowe

    Not gonna lie I really hope her cloak is ingame at some point. I don't care if it hides all our clothes I want it.

    Комментарий от Regent2203

    Returns in 7.0 as one of the main lore characters!Probably, she will get ANOTHER chance to capture Illidan)).Also, she obviously would be connected to the Tomb of Sargeras. Because we will visit ancient Broken Islands, partly shown before in Warcraft 3 The Frozen Throne - Night Elves Campaign, mission 2.

    ru.wowhead.com


    Смотрите также