Норманнский шлем. Шлем норманнский


Норманнский шлем | ВикиВоины | FANDOM powered by Wikia

Норманнский шлем

Изготовитель:

Европейские кузнецы

Тип защиты:

Голова, шея

Материал:

Сталь

Время:

XI - XIV века

Область применения:

Пользователи:

Норманнский шлем или Шлем с наносником — тип средневекового открытого шлема конической, "яйцевидной" или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина — наносник. Могли изготавливаться как с бармицей, так и без неё. Были широко распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII - XIV век.

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённым подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе, хотя на том же гобелене данный тип шлема используют и норманны, и англосаксы (например, сам Гарольд Годвинсон).

В западной историографии такой шлем получил название шлем с наносником (nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как некорректное — в первую очередь потому, что он был распространён по всей Европе — как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, такой шлем не был найден, хотя он и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из шахматного набора с острова Льюис XII века и аналогичные артефакты из Тронхейма).

Шлемы этого типа пришли в Европу с востока, согласно предположению Кирпичникова — через Русь или Восточную Европу.

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сферо-конический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнездово без наносника, но с петлями для бармицы.

Hełm normandzki-MHKHełm normandzki-MHK Шлем Вацлава — один из самых известных "норманнских" шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более позднего наносника, украшенного серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI - XII веков, такие как чешский шлем из Оломоуца (Вена, Художественно-исторический музей, Инв. № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв. № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые также имели наносник.

В XIII веке шлемы "норманнского" типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но "норманнский" тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

H-033H-033 Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, "яйцевидными" или сферо-коническими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулья состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой, что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованые шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии и европейские конца XI - начала XII веков.

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся книзу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской, но известны варианты и вообще без наносника.

Classic-nasal-helmet-7756-pClassic-nasal-helmet-7756-p Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом, в частности, свидетельствует ряд отверстий у основания шлема, предназначенных как для крепления внутренней обивки, так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму "норманнский" шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядно показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германский Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

ru.warriors.wikia.com

Норманнский шлем - это... Что такое Норманнский шлем?

Норманнский шлем (реконструкция)

Норма́ннский шлем или Шлем с наносником — тип средневекового открытого шлема конической, «яйцевидной» или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина - наносник. Могли изготавливаться как с бармицей так и без. Широко были распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII—XIV век.

Название

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённому подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе[1]. Название норманнский он получил несмотря на то, что на том же гобелене данный тип шлема в равной степени используют и англосаксонские (например, сам Гарольд Годвинсон представлен в нем) и норманнские воины.

В западной историографии данный тип получил название шлем с наносником (англ. Nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как неверное, в первую очередь потому, что данный тип шлема имел широкое хождение по всей Европе, как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, подобный тип шлема не был найден[2], хотя и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из Шахматы с острова Льюис XII века и аналогичных артефактов из Тронхейма).

Внешний вид

Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, «яйцевидными» или сфероконическими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом, меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулия состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой[2], что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованные шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии[2] и европейские конца XI — начала XII веков[1].

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся к низу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской[3], но известны варианты и вообще без наносника.

Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом в том числе свидетельствует ряд отверстий у снования шлема, предназначенные как для крепления внутренней обивки так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму «норманнский» шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядна показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи[4]. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германской Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

История

Подобные шлемы в Европу пришли с востока, согласно предположению Кирпичникова — посредством Руси или Восточной Европы.[2]

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сфероконический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнездово без наносника, но с петлями для бармицы.

Шлем Вацлава — один из самых известных «норманнских» шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более поздним наносником, украшенным серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI-XII веков такие как — чешский шлем из Оломоуца (Вена Художественно-исторический музей, Инв № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе — защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, а реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые так же имели наносник.

В XIII веке шлемы «норманнского» типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но «норманнский» тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Вендален Бехайм, «Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.)».
  2. ↑ 1 2 3 4 Кирпичников А. Н., «Древнерусское оружие. Выпуск 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв.», Издательство «Наука», 1971.
  3. ↑ Скульптура в церкви Santa María la Real, Сангуэса, Навара, Испания. 1155 год.
  4. ↑ Иллюстрация из Liber ad honorem Augusti, показывающие одинаковые цвета и совпадение геометрии рисунка шлемов и щитов рыцарей, а также изображение креста на шлемах крестоносцев.

См. также

dic.academic.ru

Норманнский шлем — Википедия

Норманнский шлем (реконструкция)

Норма́ннский шлем, или Шлем с наносником, — тип средневекового открытого шлема конической, «яйцевидной» или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина — наносник. Могли изготавливаться как с бармицей, так и без неё. Были широко распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII—XIV век.

Название

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённым подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе[1], хотя на том же гобелене данный тип шлема используют и норманны, и англосаксы (например, сам Гарольд Годвинсон).

В западной историографии такой шлем получил название шлем с наносником (англ. Nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как некорректное — в первую очередь потому, что он был распространён по всей Европе — как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, такой шлем не был найден[2], хотя он и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из шахматного набора с острова Льюис XII века и аналогичные артефакты из Тронхейма).

Видео по теме

Внешний вид

Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, «яйцевидными» или сферо-коническими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулья состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой[2], что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованые шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии[2] и европейские конца XI — начала XII веков[1].

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся книзу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской[3], но известны варианты и вообще без наносника.

Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом, в частности, свидетельствует ряд отверстий у основания шлема, предназначенных как для крепления внутренней обивки, так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму «норманнский» шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядно показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи[4]. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германский Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

История

Шлемы этого типа пришли в Европу с востока, согласно предположению Кирпичникова — через Русь или Восточную Европу.[2]

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сферо-конический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнёздово без наносника, но с петлями для бармицы.

Шлем Вацлава — один из самых известных «норманнских» шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более позднего наносника, украшенного серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI—XII веков, такие как чешский шлем из Оломоуца (Вена, Художественно-исторический музей, Инв. № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера в Ледницком ландшафтном парке (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв. № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые также имели наносник.

В XIII веке шлемы «норманнского» типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но «норманнский» тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Вендален Бехайм, «Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.)».
  2. ↑ 1 2 3 4 Кирпичников А. Н., «Древнерусское оружие. Выпуск 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв.», Издательство «Наука», 1971.
  3. ↑ Скульптура в церкви Santa María la Real, Сангуэса, Навара, Испания. 1155 год.
  4. ↑ Иллюстрация из Liber ad honorem Augusti, показывающая одинаковые цвета и совпадение геометрии рисунка шлемов и щитов рыцарей, а также изображение креста на шлемах крестоносцев.

См. также

wikipedia.green

Норманнский шлем — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Норма́ннский шлем, или Шлем с наносником — тип средневекового открытого шлема конической, «яйцевидной» или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина — наносник. Могли изготавливаться как с бармицей, так и без неё. Были широко распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII—XIV век.

Название

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённым подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе[1], хотя на том же гобелене данный тип шлема используют и норманны, и англосаксы (например, сам Гарольд Годвинсон).

В западной историографии такой шлем получил название шлем с наносником (англ. Nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как некорректное — в первую очередь потому, что он был распространён по всей Европе — как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, такой шлем не был найден[2], хотя он и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из шахматного набора с острова Льюис XII века и аналогичные артефакты из Тронхейма).

Внешний вид

Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, «яйцевидными» или сферо-коническими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулья состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой[2], что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованые шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии[2] и европейские конца XI — начала XII веков[1].

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся книзу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской[3], но известны варианты и вообще без наносника.

Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом, в частности, свидетельствует ряд отверстий у основания шлема, предназначенных как для крепления внутренней обивки, так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму «норманнский» шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядно показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи[4]. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германский Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

История

Шлемы этого типа пришли в Европу с востока, согласно предположению Кирпичникова — через Русь или Восточную Европу.[2]

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сферо-конический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнёздово без наносника, но с петлями для бармицы.

Шлем Вацлава — один из самых известных «норманнских» шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более позднего наносника, украшенного серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI—XII веков, такие как чешский шлем из Оломоуца (Вена, Художественно-исторический музей, Инв. № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера в Ледницком ландшафтном парке (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв. № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые также имели наносник.

В XIII веке шлемы «норманнского» типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но «норманнский» тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

Напишите отзыв о статье "Норманнский шлем"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Вендален Бехайм, «Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.)».
  2. ↑ 1 2 3 4 Кирпичников А. Н., «Древнерусское оружие. Выпуск 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв.», Издательство «Наука», 1971.
  3. ↑ [smhospital.fatal.ru/HISTORY/helmet.files/normanka_4.jpg Скульптура в церкви] Santa María la Real, Сангуэса, Навара, Испания. 1155 год.
  4. ↑ Иллюстрация из Liber ad honorem Augusti, показывающая одинаковые цвета и совпадение геометрии рисунка шлемов и щитов рыцарей, а также изображение креста на шлемах крестоносцев.

См. также

Отрывок, характеризующий Норманнский шлем

– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь. Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять. – Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих. Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать. – Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили. Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»… В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление. «Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов. Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз. – Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова. «Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться. – Что это было, картечь? – спросил он у Денисова. – Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень. И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера. «Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер. – Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут. – Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело. – А коли про потерю спросят? – Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .

Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России. 28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.

wiki-org.ru

Норманнский шлем Википедия

Норманнский шлем (реконструкция)

Норма́ннский шлем, или Шлем с наносником, — тип средневекового открытого шлема конической, «яйцевидной» или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина — наносник. Могли изготавливаться как с бармицей, так и без неё. Были широко распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII—XIV век.

Название

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённым подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе[1], хотя на том же гобелене данный тип шлема используют и норманны, и англосаксы (например, сам Гарольд Годвинсон).

В западной историографии такой шлем получил название шлем с наносником (англ. Nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как некорректное — в первую очередь потому, что он был распространён по всей Европе — как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, такой шлем не был найден[2], хотя он и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из шахматного набора с острова Льюис XII века и аналогичные артефакты из Тронхейма).

Внешний вид

Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, «яйцевидными» или сферо-коническими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулья состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой[2], что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованые шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии[2] и европейские конца XI — начала XII веков[1].

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся книзу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской[3], но известны варианты и вообще без наносника.

Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом, в частности, свидетельствует ряд отверстий у основания шлема, предназначенных как для крепления внутренней обивки, так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму «норманнский» шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядно показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи[4]. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германский Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

История

Шлемы этого типа пришли в Европу с востока, согласно предположению Кирпичникова — через Русь или Восточную Европу.[2]

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сферо-конический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнёздово без наносника, но с петлями для бармицы.

Шлем Вацлава — один из самых известных «норманнских» шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более позднего наносника, украшенного серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI—XII веков, такие как чешский шлем из Оломоуца (Вена, Художественно-исторический музей, Инв. № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера в Ледницком ландшафтном парке (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв. № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые также имели наносник.

В XIII веке шлемы «норманнского» типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но «норманнский» тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Вендален Бехайм, «Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.)».
  2. ↑ 1 2 3 4 Кирпичников А. Н., «Древнерусское оружие. Выпуск 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв.», Издательство «Наука», 1971.
  3. ↑ Скульптура в церкви Santa María la Real, Сангуэса, Навара, Испания. 1155 год.
  4. ↑ Иллюстрация из Liber ad honorem Augusti, показывающая одинаковые цвета и совпадение геометрии рисунка шлемов и щитов рыцарей, а также изображение креста на шлемах крестоносцев.

См. также

wikiredia.ru

Норманнский шлем — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Норма́ннский шлем, или Шлем с наносником — тип средневекового открытого шлема конической, «яйцевидной» или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина — наносник. Могли изготавливаться как с бармицей, так и без неё. Были широко распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII—XIV век.

Название

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённым подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе[1], хотя на том же гобелене данный тип шлема используют и норманны, и англосаксы (например, сам Гарольд Годвинсон).

В западной историографии такой шлем получил название шлем с наносником (англ. Nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как некорректное — в первую очередь потому, что он был распространён по всей Европе — как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, такой шлем не был найден[2], хотя он и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из шахматного набора с острова Льюис XII века и аналогичные артефакты из Тронхейма).

Внешний вид

Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, «яйцевидными» или сферо-коническими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулья состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой[2], что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованые шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии[2] и европейские конца XI — начала XII веков[1].

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся книзу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской[3], но известны варианты и вообще без наносника.

Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом, в частности, свидетельствует ряд отверстий у основания шлема, предназначенных как для крепления внутренней обивки, так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму «норманнский» шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядно показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи[4]. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германский Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

История

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Шлемы этого типа пришли в Европу с востока, согласно предположению Кирпичникова — через Русь или Восточную Европу.[2]

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сферо-конический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнёздово без наносника, но с петлями для бармицы.

Шлем Вацлава — один из самых известных «норманнских» шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более позднего наносника, украшенного серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI—XII веков, такие как чешский шлем из Оломоуца (Вена, Художественно-исторический музей, Инв. № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера в Ледницком ландшафтном парке (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв. № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые также имели наносник.

В XIII веке шлемы «норманнского» типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но «норманнский» тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

Напишите отзыв о статье "Норманнский шлем"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Вендален Бехайм, «Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.)».
  2. ↑ 1 2 3 4 Кирпичников А. Н., «Древнерусское оружие. Выпуск 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв.», Издательство «Наука», 1971.
  3. ↑ [http://smhospital.fatal.ru/HISTORY/helmet.files/normanka_4.jpg Скульптура в церкви] Santa María la Real, Сангуэса, Навара, Испания. 1155 год.
  4. ↑ Иллюстрация из Liber ad honorem Augusti, показывающая одинаковые цвета и совпадение геометрии рисунка шлемов и щитов рыцарей, а также изображение креста на шлемах крестоносцев.

См. также

Отрывок, характеризующий Норманнский шлем

– Что-о это?.. – обалдевшим шёпотом спросил тоненький голосок. Стелла «заморожено» стояла в ступоре, не в состоянии сделать хотя бы малейшее движение и округлившимися, как большие блюдца глазами, наблюдала эту невероятную, откуда-то неожиданно свалившуюся красоту... Вдруг воздух вокруг сильно колыхнулся, и прямо перед нами возникло светящееся существо. Оно было очень похожим на моего старого «коронованного» звёздного друга, но это явно был кто-то другой. Оправившись от шока и рассмотрев его повнимательнее, я поняла, что он вообще не был похож на моих старых друзей. Просто первое впечатление «зафиксировало» такой же обруч на лбу и похожую мощь, но в остальном ничего общего между ними не было. Все «гости», до этого приходившие ко мне, были высокими, но это существо было очень высоким, вероятно где-то около целых пяти метров. Его странные сверкающие одежды (если их можно было бы так назвать) всё время развевались, рассыпая за собой искрящиеся хрустальные хвосты, хотя ни малейшего ветерка вокруг не чувствовалось. Длинные, серебряные волосы сияли странным лунным ореолом, создавая впечатление «вечного холода» вокруг его головы… А глаза были такими, на которые лучше никогда бы не выпало смотреть!.. До того, как я их увидела, даже в самой смелой фантазии невозможно было представить подобных глаз!.. Они были невероятно яркого розового цвета и искрились тысячью бриллиантовых звёздочек, как бы зажигающихся каждый раз, когда он на кого-то смотрел. Это было совершенно необычно и до умопомрачения красиво… От него веяло загадочным далёким Космосом и чем-то ещё, чего мой маленький детский мозг тогда ещё не в состоянии был постичь... Существо подняло развёрнутую к нам ладонью руку и мысленно сказало: – Я – Элей. Ты не готова приходить – вернись… Естественно, меня сразу же дико заинтересовало – кто это, и очень захотелось каким-то образом хоть на короткое время его удержать. – Не готова к чему? – как могла более спокойно спросила я. – Вернуться домой. – Ответил он. От него исходила (как мне тогда казалось) невероятная мощь и в то же время какое-то странное глубокое тепло одиночества. Хотелось, чтобы он никогда не ушёл, и вдруг стало так грустно, что на глаза навернулись слёзы… – Ты вернёшься, – как будто отвечая на мои грустные мысли произнёс он. – Только это будет ещё не скоро… А теперь уходи. Сияние вокруг него стало ярче... и, к моему большому огорчению, он исчез… Сверкающая громадная «спираль» ещё какое-то время продолжала сиять, а потом начала рассыпаться и полностью растаяла, оставляя за собой только глубокую ночь. Стелла наконец-то «очнулась» от шока, и всё вокруг тут же засияло весёлым светом, окружая нас причудливыми цветами и разноцветными птицами, которых её потрясающее воображение поспешило скорее создать, видимо желая как можно быстрее освободиться от гнетущего впечатления навалившейся на нас вечности. – Ты думаешь это я?.. – всё ещё не в состоянии поверить в случившееся, ошарашено прошептала я. – Конечно! – уже опять весёлым голоском прощебетала малышка. – Это ведь то, что ты хотела, да? Оно такое огромное и страшное, хоть и очень красивое. Я бы ни за что не осталась там жить! – с полной уверенностью заявила она. А я не могла забыть той невероятно-огромной и такой притягательно-величавой красоты, которая, теперь я знала точно, навечно станет моей мечтой, и желание когда-то туда вернуться станет преследовать меня долгие, долгие годы, пока, в один прекрасный день, я не обрету наконец-то мой настоящий, потерянный ДОМ… – Почему ты грустишь? У тебя ведь так здорово получилось! – удивлённо воскликнула Стелла. – Хочешь, я покажу тебе что-то ещё? Она заговорщически сморщила носик, от чего стала похожа на милую, смешную маленькую обезьянку. И опять всё вверх ногами перевернулось, «приземлив» нас в каком-то сумасшедше-ярком «попугайном» мире… в котором дико кричали тысячи птиц и от этой ненормальной какофонии закружилась голова. – Ой! – звонко засмеялась Стелла, – не так! И сразу наступила приятная тишина... Мы ещё долго «шалили» вместе, теперь уже попеременно создавая смешные, весёлые, сказочные миры, что и вправду оказалось совершенно несложно. Я никак не могла оторваться от всей этой неземной красоты и от хрустально-чистой, удивительной девочки Стеллы, которая несла в себе тёплый и радостный свет, и с которой искренне хотелось остаться рядом навсегда… Но реальная жизнь, к сожалению, звала обратно «опуститься на Землю» и мне приходилось прощаться, не зная, удастся ли когда-то хоть на какое-то мгновение её опять увидеть. Стелла смотрела своими большими, круглыми глазами, как будто желая и не смея что-то спросить... Тут я решила ей помочь: – Ты хочешь, чтобы я пришла ещё? – с затаённой надеждой спросила я. Её смешное личико опять засияло всеми оттенками радости: – А ты правда-правда придёшь?! – счастливо запищала она. – Правда-правда приду… – твёрдо пообещала я...

Загруженные «по-горлышко» каждодневными заботами дни сменялись неделями, а я всё ещё никак не могла найти свободного времени, чтобы посетить свою милую маленькую подружку. Думала я о ней почти каждый день и сама себе клялась, что завтра уж точно найду время, чтобы хоть пару часов «отвести душу» с этим чудесным светлым человечком... А также ещё одна, весьма странная мысль никак не давала мне покоя – очень хотелось познакомить бабушку Стеллы со своей, не менее интересной и необычной бабушкой... По какой-то необъяснимой причине я была уверена, что обе эти чудесные женщины уж точно нашли бы о чём поговорить... Так, наконец-то, в один прекрасный день я вдруг решила, что хватит откладывать всё «на завтра» и, хотя совершенно не была уверена, что Стеллина бабушка именно сегодня будет там, решила, что будет чудесно если сегодня я наконец-то навещу свою новую подружку, ну, а если повезёт, то и наших милых бабушек друг с другом познакомлю.

o-ili-v.ru

Норманнский шлем Вики

Норманнский шлем (реконструкция)

Норма́ннский шлем, или Шлем с наносником, — тип средневекового открытого шлема конической, «яйцевидной» или сфероконической формы. Как правило, спереди крепилась металлическая назальная пластина — наносник. Могли изготавливаться как с бармицей, так и без неё. Были широко распространены в Западной и Восточной Европе с X по XIII—XIV век.

Название[ | код]

В российской историографии данный тип шлема получил название норманнский по изображениям на ковре из Байё, посвящённым подготовке нормандского завоевания Англии и битве при Гастингсе[1], хотя на том же гобелене данный тип шлема используют и норманны, и англосаксы (например, сам Гарольд Годвинсон).

В западной историографии такой шлем получил название шлем с наносником (англ. Nasal helm). Название норманнский применительно к данному типу шлемов западными историками рассматривается как некорректное — в первую очередь потому, что он был распространён по всей Европе — как Западной, так и Восточной. Более того, в Скандинавии, откуда норманны пришли за полтора века до вторжения в Англию, такой шлем не был найден[2], хотя он и встречается в прикладном искусстве скандинавов (например, фигуры из шахматного набора с острова Льюис XII века и аналогичные артефакты из Тронхейма).

Внешний вид[ | код]

Представляли собой открытые шлемы, по форме могли быть коническими, «яйцевидными» или сферо-коническими (похожими на половину самопересекающегося тора с радиусом меньшим, чем радиус окружности, вращением которой он образуется). Такая форма шлема увеличивала защиту головы по сравнению с круглой формой и увеличивала площадь соскальзывания клинка.

Отличались невысокой тульёй, верхняя часть которой иногда образовывала небольшое заострение. Поначалу тулья состояла из нескольких частей металла (железа или меди), склёпанных между собой[2], что было продиктовано недостаточным уровнем развития технологии ковки сложных металлических изделий. В местах стыка часто устанавливали усиление в виде длинной и узкой металлической пластины по всему шву. Начиная с XI века, с развитием кузнечных технологий, появляются цельнокованые шлемы — в частности, известен русский шлем XI века из Немии[2] и европейские конца XI — начала XII веков[1].

Спереди на шлем, как правило, крепился массивный металлический наносник, расширявшийся книзу. Иногда наносник заменялся лицевой пластиной или полумаской[3], но известны варианты и вообще без наносника.

Также шлем мог снабжаться кольчужной бармицей, закрывавшей шею и плечи сзади, реже также и спереди, но иногда оставляя открытым лицо. Об этом, в частности, свидетельствует ряд отверстий у основания шлема, предназначенных как для крепления внутренней обивки, так и для крепления бармицы.

Аналогично топхельму «норманнский» шлем мог украшаться гербовыми цветами и нести нашлемник. Эта традиция наглядно показана на страницах эпических куплетов Liber ad honorem Augusti Питера Эболи[4]. Такая особенность встречается, например, на голландском шлеме из Мааса (Романо-германский Центральный музей, Майнц, Инв № 0.39806) — он выполнен без наносника, но имеет крепление для нашлемника.

История[ | код]

Шлемы этого типа пришли в Европу с востока, согласно предположению Кирпичникова — через Русь или Восточную Европу.[2]

По Европе начинают распространяться примерно с IX века. Древнейшие шлемы относятся к X веку — это и чешский сферо-конический шлем короля Чехии св. Вацлава с наносником и русский конический шлем из Гнёздово без наносника, но с петлями для бармицы.

Шлем Вацлава — один из самых известных «норманнских» шлемов. Шлем составлен из тулии, датируемой X веком, и более позднего наносника, украшенного серебром. В таком виде он никогда не использовался в бою и был скорей предназначен для почитания святого.

Сохранились также и шлемы XI—XII веков, такие как чешский шлем из Оломоуца (Вена, Художественно-исторический музей, Инв. № HJRK A 41) и польский шлем с Ледницкого озера в Ледницком ландшафтном парке (Lednogóra, Muzeum НС Pierwszych Piastów Lednicy, Инв. № MPP 3/240/61/59).

В Европе шлемы часто надевались поверх кольчужного капюшона, но могли быть и с бармицей, в том числе защищавшей лицо. На Руси чаще снабжались кольчужной бармицей, закрывавшей сзади шею и плечи, реже — и спереди, но оставлявшей открытым лицо. Некоторые также имели наносник.

В XIII веке шлемы «норманнского» типа и их модификации теряют популярность и заменяются шлемами с большей защитой лица, но «норманнский» тип все же продолжают использовать примерно до XIV века по всей Европе.

Примечания[ | код]

  1. ↑ 1 2 Вендален Бехайм, «Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.)».
  2. ↑ 1 2 3 4 Кирпичников А. Н., «Древнерусское оружие. Выпуск 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв.», Издательство «Наука», 1971.
  3. ↑ Скульптура в церкви Santa María la Real, Сангуэса, Навара, Испания. 1155 год.
  4. ↑ Иллюстрация из Liber ad honorem Augusti, показывающая одинаковые цвета и совпадение геометрии рисунка шлемов и щитов рыцарей, а также изображение креста на шлемах крестоносцев.

См. также[ | код]

ru.wikibedia.ru


Смотрите также