Читать онлайн «Шлем из Городца». Городец шлем


Воинский шлем и кольчуга в Городце

Городецкий шлемГородецкий шлем Из очерка-эссе Негина А.Е. «Шлем из Городца»

Русские летописи и повести неоднократно упоминают использование русскими воинами, боярами и князьями монгольского оружия и доспеха. Этот факт игнорировался советскими историками. Среди дореволюционных русских археологов Э. Ленц являлся самым последовательным сторонником восточного происхождения русского оружия. Положения Э. Ленца продолжил и усугубил В.В. Арендт. Однако их исследования не были поддержаны советскими учёными.

Шлем с полумаской и фрагмент кольчужного плетения (бармица) были найдены в Городце в 1985 году Мошкиным Б.А. при рытье ямы в своём огороде по ул. Загородной (вблизи от внутренней стороны вала) на глубине около 50 см. При дальнейшем осмотре и раскопках костяка выявлено не было, значит, находка не связана с захоронением.

Стержень навершия городецкого шлемаСтержень навершия городецкого шлема

Шлем представляет собой трёхмастную тулью, к которой приклёпана небольшая полумаска, состоящая из окологлазных выкружек и обломка клювовидного наносника. По нижнему краю полумаски проделаны отверстия для крепления лицевой части бармицы. Навершие шлема напоминает по конструкции наконечник зажигательной стрелы: с отходящими от стержня четырьмя крестообразно расположенными ушками, предназначавшимися для крепления на них плюмажа из конского волоса, а также кольца с привязанными к нему двумя матерчатыми или кожаными ленточками. Над ушками стержень значительно расширяется, образуя ромбовидный наконечник. Стержень навершия немного отогнут назад и изогнут книзу. Шлем покрыт толстым слоем серебрения с линиями гравировки, почему-то не украшенными позолотой в нескольких местах. Орнамент на шлеме состоит из четырёхчастной композиции из узлов с лилиями (криками) на вершинах, расположенных крестообразно. Они опоясывают тулью в нижней части и одновременно делят её на четыре неравные части. Из них лицевая больше остальных трёх и соотносится как 1,3:1:1:1. Под навершием, также ориентированным на четыре стороны, на вершине шлема цветок четырёхлепестковый, лепестки его обращены вниз, к узлам. В большой лицевой части расположены слова. Несмотря на большие утраты, можно видеть в сохранившихся фрагментах арабскую надпись. В левой и правой частях расположен орнамент, соответственно имеющий «левое» и «правое» направления. В затылочной части расположен сюжет, имеющий правое направление. На лобной части шлема вмятина округлой формы, возможно след от удара. С правого и левого боков шлема сквозная пробоина от удара лопатой: нашедший, наткнувшись в земле на железный предмет, попытался его перерубить, чтобы извлечь из земли.

Шлем, найденный в Городце, принадлежит к серии совершенно аналогичных боевых наголовий, которые уже давно встречаются среди археологических древностей в Восточной Европе. Семь из них найдены на территории бывшей Российской империи, а позднее СССР. Они близки к городецкому шлему. Долгое время их относили к русским, но все они имеют восточное происхождение

Не ранее середины XIII века появляются ранние изображения крутобоких шлемов в восточных манускриптах. Примерно этим же временем или позднее — концом XIII века датируются находки крутобоких шлемов в половецких погребениях. До монгольского вторжения мы не находим на Руси свидетельств о бытовании крутобоких шлемов с круговой бармицей и клювовидным наносником. Развитие этого способа защиты лица, наряду с масками-личинами прослеживается на Ближнем Востоке и в центральноазитских степях, как реакция на применение лучников в военных действиях.

На раскопках в ГородцеНа раскопках в Городце

Шлем, найденный в Городце сочетает в себе все признаки восточных боевых наголовий. Он был изготовлен, по видимому, в Хулагидском Иране по монгольскому заказу в конце XIII- начале XIV века.

Шлем был найден всего в 20 метрах от внутренней стороны крепостного вала, в том месте, где, по преданию, враги прорвали оборону города.

Вероятно, городецкая крепость строилась в два приёма с разрывом во времени. Строительство более мощных стен, чем первоначальные, отмечено в русских летописях под 1391 годом. Использование противником для штурма стыкового участка двух частей сооружения, а также участка частокола (остатки найдены при раскопках) к нему прилегающего, позволяет предполагать, что кровавые события, разыгравшиеся на валу вдоль улицы Загородной, относятся к осаде 1408 года. Это лучше согласуется и с датировкой шлема. Он мог быть в употреблении спустя даже столетие с момента своего изготовления, хотя к 1408 году подобный крутобокий шлем должен был стать уже довольно архаичным.

Сложно объяснить связь находки с последствиями боя. Главное противоречие заключается в отсутствии каких-либо признаков наличия костяка в непосредственной близости от доспеха. По словам нашедшего, вместе со шлемом лежала свёрнутая кольчуга. Это позволяет истолковывать находку как клад, спрятанный непосредственно до, во время или после боя.

Тяготевшее к восточным образцам русское оружейное искусство после монгольского завоевания было нацелено на производство оружия по монгольскому заказу или испытало сильнейшее влияние, выразившееся в изготовлении доспеха, который внешне, а часто и конструкционно напоминал монгольские образцы. Подтверждает это ряд найденных археологами предметов вооружения, совмещающих в себе типичные признаки образцов оружейного искусства «поработителей» с элементами, носящими отпечаток типично русского стиля. Именно с этого момента следует вести отсчёт движения в сторону всё усиливающегося восточного влияния в русском оружейном искусстве, которое с этого момента отказалось от западноевропейского влияния, предпочтя совершенно иную «культурную зону». Эта культура соприкасалась на востоке и юго-востоке с тюрско-монгольской «степной» культурой, а через неё связывалась с древними культурами Азии.

Преобладание в вооружении русского воина восточного влияния вплоть до времени усиленной европеизации, начатой Петром Великим, показывает значительную его ценность для русских на том этапе, в течение которого возникла потребность интеграции Руси в Евразийский блок.

Городецкий шлем иллюстрирует ту степень монгольского влияния на завоёванные и присоединённые русские земли, когда подавляющее большинство предметов русского «национального» доспеха либо носит на себе отпечаток этого влияния, либо вообще является импортом высшего качества.

radilov.ru

Городец Православный - Тайна городецкого шлема

Когда более полугода назад в Городецком краеведческом музее состоялось первое занятие лектория «История Городца: между фактом и вымыслом», который взялась проводить известный археолог, кандидат исторических наук Татьяна Владимировна Гусева, никто даже не мог предположить, сколько нам открытий чудных готовит этот просветительский цикл.

Шаг за шагом Городчане вжива­лись в прошлое древнего Городца, и каким увлекательным оказалось это занятие! Участники лек­тория не только узнавали новые факты, связанные с событиями и биография­ми известных людей, по­стигали тайны топонимики, но имели возможность уви­деть предметы, найденные во время раскопок, пыта­лись определить их назна­чение. А сколько впечат­лений осталось от пешей экскурсии по русскому гра­ду XII-XIII веков!

У истории, как и приро­ды, свои законы, и её са­мое первое правило - не допускать лжи. Между предположением и утверж­дением - «дистанция ог­ромного размера»... Одна­ко любое открытие начи­нается с вопроса.

Вот и последнее занятие лектория, проходившее в канун Нового года, было посвящено поискам ответа на давний вопрос: «Кому мог принадлежать Городецкий шлем?».

Напомним новейшую историю экспоната, являю­щегося гордостью собра­ния Городецкого краевед­ческого музея. Шлем най­ден в 1985 году городчанином A.M. Мошкиным при рытье ямы во дворе дома на улице Загородной, недале­ко от вала, на глубине 50 см. Вместе с ним был обна­ружен в свёрнутом виде и фрагмент кольчуги.

 

Шлем найденый в 1985 году городчанином A.M. Мошкиным во дворе дома. г. Городец.

Шлем найденый в 1985 году городчанином A.M. Мошкиным во дворе дома. г. Городец. 

 

За исключением наконеч­ников стрел, предметы воо­ружения встречаются архео­логам очень редко, в Городце подобная находка была сде­лана впервые. Однако сразу определить ценность шле­ма не позволял покрывший его слой ржавчины. Только после реставрации, прове­дённой в 1993 году диплом­ником Суздальского художе­ственно-реставрационного училища О.В. Степановым, стало ясно, что найдена под­линная реликвия.

Судя по убранству, шлем принадлежал знатному вои­ну. Собранный из трёх же­лезных пластин методом ковки и кузнечной сварки, он украшен чеканкой, серебрением и золотой на­водкой. Лицо защищала по­лумаска из глазниц и наносника, с боков и сзади на шле­ме висела кольчужная сетка. Имеется навершие для креп­ления флажка. Датировка находки -XIII-XIV век. Второй подобный шлем можно уви­деть только в Москве, в Ору­жейной палате Кремля, и принадлежал он, скорее все­го, князю Ярославу Всево­лодовичу. А кто мог носить наш шлем?

Задавая этот вопрос в ка­честве домашнего задания слушателям лектория, Татья­на Владимировна, конечно же, не ждала определённо­го, то есть точного ответа (его на сегодня не суще­ствует даже у профессио­нальных историков), и всё же предложила список из пят­надцати великих владимир­ских и нижегородских кня­зей XII -начала XV веков, ко­торые так или иначе могли быть или были связаны с на­шей городецкой землёй.

Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Александр Невский, Андрей Городецкий... Предлагалось проанализировать факты биографии известных исто­рических персонажей и най­ти точки соприкосновения с историей Городца. Опреде­лённую «наводку» в поиске даёт и внешний вид шлема, его убранство.

Легко сделать предпо­ложение - труднее его обосновать, причём на ос­нове документов, не вызы­вающих подозрений в под­линности. Но смельчаки на­шлись, и в их числе оказа­лись педагоги, сотрудники музея и библиотеки.

Каждый рассказ стал не­большим путешествием в прошлое. Иногда казалось, что мы не только знаем вла­дельца, но даже видим его лицо под железным доспехом. Но лица менялись...

Елена Анатольевна Бара­нова, подготовившаяся к своему выступлению весьма основательно, с привлече­нием многочисленных до­кументов, из нескольких кан­дидатов на чисто эмоцио­нальном уровне отдала свои предпочтения Георгию (Юрию) Всеволодовичу (1188 -1238), великому кня­зю владимирскому, сыну Всеволода Большое Гнез­до, основателю Нижнего Новгорода, что погиб в би­тве с монголами на реке Сити. В своё время Георгий был сослан в Городец, при­нимал здесь послов, а зна­чит активно участвовал в жизни города и, возможно, обустраивал его.

Ещё теснее связан с Го­родцом Андрей Городецкий (ок. 1255-1304) - ему в пра­ве на шлем отдала своё предпочтение заместитель директора по научной рабо­те историко-художественного музейного комплекса Зинаида Сергеевна Конова­лова. Третий сын Александра Невского, великий князь вла­димирский, князь новгород­ский, Андрей Александро­вич с 1264 по 1304 год был князем Городецким.

Своими поступками Ан­дрей заслужил негативное отношение историков: че­ловек амбициозный, он мно­го воевал и в борьбе за Вла­димирский престол приво­дил на Русь в качестве со­юзников татар. Время похо­дов вполне соответствует датировке шлема.

Андрей Александрович умер и похоронен в Городце - некоторые считают, что в древнем храме Михаила Архангела. Возможно, в той старой церкви хранились и его доспехи, а потом при определённых обстоятель­ствах (например, разруше­нии храма при оползне) кня­жеский шлем был кем-то изъят и спрятан в земле. Восточный орнамент в виде плетёнки-решётки тоже слу­жит укреплению версии с Андреем, ведь князь не раз бывал в Орде, мог и шлем оттуда привезти.

В числе вероятных вла­дельцев доспеха учитель истории средней школы №7 Сергей Константино­вич Варламов назвал Бо­риса Константиновича, ве­ликого князя суздальско- нижегородского, владев­шего в своё время Город­цом (умер в 1393 году).

Называлось и имя его племянника Василия Дми­триевича Кирдяпы (скон­чался в 1403 году). Оба че­канили в Городце монеты, на которых можно увидеть решётку-плетёнку, очень похожую на ту, что укра­шает и наш шлем...

История - вечное движе­ние к истине, пусть и усколь­зающей. В процессе пои­ска отсекаются неверные предположения, возникают новые версии и новые во­просы. Конечный результат важен, но и сам процесс по­знания захватывает.

Участники лектория го­рячо поблагодарили Татьяну Владимировну Гусеву за всё, что она сделала для нашего города, за любовь к нему, за радость исторических от­крытий, которую может ис­пытать каждый - стоит лишь только захотеть.

Открытия ждут нас и в на­ступившем году. Встречи в музее будут продолжены, но предметом изучения уже станет село Городец, чья история не менее интересна. Так что до новых встреч!

По материалам лектория «История Городца: между фактом и вымыслом» Н. Дмитриевская

www.gorodets-52.ru

Городец Православный - Тайна городецкого шлема

Когда более полугода назад в Городецком краеведческом музее состоялось первое занятие лектория «История Городца: между фактом и вымыслом», который взялась проводить известный археолог, кандидат исторических наук Татьяна Владимировна Гусева, никто даже не мог предположить, сколько нам открытий чудных готовит этот просветительский цикл.

Шаг за шагом Городчане вжива­лись в прошлое древнего Городца, и каким увлекательным оказалось это занятие! Участники лек­тория не только узнавали новые факты, связанные с событиями и биография­ми известных людей, по­стигали тайны топонимики, но имели возможность уви­деть предметы, найденные во время раскопок, пыта­лись определить их назна­чение. А сколько впечат­лений осталось от пешей экскурсии по русскому гра­ду XII-XIII веков!

У истории, как и приро­ды, свои законы, и её са­мое первое правило - не допускать лжи. Между предположением и утверж­дением - «дистанция ог­ромного размера»... Одна­ко любое открытие начи­нается с вопроса.

Вот и последнее занятие лектория, проходившее в канун Нового года, было посвящено поискам ответа на давний вопрос: «Кому мог принадлежать Городецкий шлем?».

Напомним новейшую историю экспоната, являю­щегося гордостью собра­ния Городецкого краевед­ческого музея. Шлем най­ден в 1985 году городчанином A.M. Мошкиным при рытье ямы во дворе дома на улице Загородной, недале­ко от вала, на глубине 50 см. Вместе с ним был обна­ружен в свёрнутом виде и фрагмент кольчуги.

 

Шлем найденый в 1985 году городчанином A.M. Мошкиным во дворе дома. г. Городец.

Шлем найденый в 1985 году городчанином A.M. Мошкиным во дворе дома. г. Городец. 

 

За исключением наконеч­ников стрел, предметы воо­ружения встречаются архео­логам очень редко, в Городце подобная находка была сде­лана впервые. Однако сразу определить ценность шле­ма не позволял покрывший его слой ржавчины. Только после реставрации, прове­дённой в 1993 году диплом­ником Суздальского художе­ственно-реставрационного училища О.В. Степановым, стало ясно, что найдена под­линная реликвия.

Судя по убранству, шлем принадлежал знатному вои­ну. Собранный из трёх же­лезных пластин методом ковки и кузнечной сварки, он украшен чеканкой, серебрением и золотой на­водкой. Лицо защищала по­лумаска из глазниц и наносника, с боков и сзади на шле­ме висела кольчужная сетка. Имеется навершие для креп­ления флажка. Датировка находки -XIII-XIV век. Второй подобный шлем можно уви­деть только в Москве, в Ору­жейной палате Кремля, и принадлежал он, скорее все­го, князю Ярославу Всево­лодовичу. А кто мог носить наш шлем?

Задавая этот вопрос в ка­честве домашнего задания слушателям лектория, Татья­на Владимировна, конечно же, не ждала определённо­го, то есть точного ответа (его на сегодня не суще­ствует даже у профессио­нальных историков), и всё же предложила список из пят­надцати великих владимир­ских и нижегородских кня­зей XII -начала XV веков, ко­торые так или иначе могли быть или были связаны с на­шей городецкой землёй.

Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Александр Невский, Андрей Городецкий... Предлагалось проанализировать факты биографии известных исто­рических персонажей и най­ти точки соприкосновения с историей Городца. Опреде­лённую «наводку» в поиске даёт и внешний вид шлема, его убранство.

Легко сделать предпо­ложение - труднее его обосновать, причём на ос­нове документов, не вызы­вающих подозрений в под­линности. Но смельчаки на­шлись, и в их числе оказа­лись педагоги, сотрудники музея и библиотеки.

Каждый рассказ стал не­большим путешествием в прошлое. Иногда казалось, что мы не только знаем вла­дельца, но даже видим его лицо под железным доспехом. Но лица менялись...

Елена Анатольевна Бара­нова, подготовившаяся к своему выступлению весьма основательно, с привлече­нием многочисленных до­кументов, из нескольких кан­дидатов на чисто эмоцио­нальном уровне отдала свои предпочтения Георгию (Юрию) Всеволодовичу (1188 -1238), великому кня­зю владимирскому, сыну Всеволода Большое Гнез­до, основателю Нижнего Новгорода, что погиб в би­тве с монголами на реке Сити. В своё время Георгий был сослан в Городец, при­нимал здесь послов, а зна­чит активно участвовал в жизни города и, возможно, обустраивал его.

Ещё теснее связан с Го­родцом Андрей Городецкий (ок. 1255-1304) - ему в пра­ве на шлем отдала своё предпочтение заместитель директора по научной рабо­те историко-художественного музейного комплекса Зинаида Сергеевна Конова­лова. Третий сын Александра Невского, великий князь вла­димирский, князь новгород­ский, Андрей Александро­вич с 1264 по 1304 год был князем Городецким.

Своими поступками Ан­дрей заслужил негативное отношение историков: че­ловек амбициозный, он мно­го воевал и в борьбе за Вла­димирский престол приво­дил на Русь в качестве со­юзников татар. Время похо­дов вполне соответствует датировке шлема.

Андрей Александрович умер и похоронен в Городце - некоторые считают, что в древнем храме Михаила Архангела. Возможно, в той старой церкви хранились и его доспехи, а потом при определённых обстоятель­ствах (например, разруше­нии храма при оползне) кня­жеский шлем был кем-то изъят и спрятан в земле. Восточный орнамент в виде плетёнки-решётки тоже слу­жит укреплению версии с Андреем, ведь князь не раз бывал в Орде, мог и шлем оттуда привезти.

В числе вероятных вла­дельцев доспеха учитель истории средней школы №7 Сергей Константино­вич Варламов назвал Бо­риса Константиновича, ве­ликого князя суздальско- нижегородского, владев­шего в своё время Город­цом (умер в 1393 году).

Называлось и имя его племянника Василия Дми­триевича Кирдяпы (скон­чался в 1403 году). Оба че­канили в Городце монеты, на которых можно увидеть решётку-плетёнку, очень похожую на ту, что укра­шает и наш шлем...

История - вечное движе­ние к истине, пусть и усколь­зающей. В процессе пои­ска отсекаются неверные предположения, возникают новые версии и новые во­просы. Конечный результат важен, но и сам процесс по­знания захватывает.

Участники лектория го­рячо поблагодарили Татьяну Владимировну Гусеву за всё, что она сделала для нашего города, за любовь к нему, за радость исторических от­крытий, которую может ис­пытать каждый - стоит лишь только захотеть.

Открытия ждут нас и в на­ступившем году. Встречи в музее будут продолжены, но предметом изучения уже станет село Городец, чья история не менее интересна. Так что до новых встреч!

По материалам лектория «История Городца: между фактом и вымыслом» Н. Дмитриевская

www.gorodets-52.ru

Шлем из Городца Читать :: Дом книг

Книга посвящена одной из уникальнейших археологических находок Нижегородского Поволжья - богатому, украшенному золоченым орнаментом воинскому шлему, который был найден и хранится в городе Городце. Со шлемом связано немало загадок, о которых размышляет автор.

Для краеведов, историков, студентов, всех, кто интересуется прошлым Нижегородского края и его предметной культурой.

Содержание:

  • Предисловие 1

  • Городец-на-Волге: история и археологическое исследование 1

  • Находка 2

  • Реставрация 2

  • Описание шлема 3

  • Типология и хронология 5

  • Тайны, факты, гипотезы 12

  • Заключение 14

  • Список литературы 14

  • Примечания 16

Андрей НегинШЛЕМ ИЗ ГОРОДЦА

Предисловие

Прошлое - неизвестное, утерянное, забытое… Человеческая память недолговечна, и через относительно короткий отрезок времени, когда сменится несколько поколений, то, что некогда казалось вполне очевидным и обыденным для людей прошлого, становится загадочным для потомков. Даже незначительные вещи предметного мира уже нуждаются в новом осмыслении и объяснении. Именно поэтому историк и археолог с полным правом может называться "детективом (или, если угодно, сыщиком) прошлого". Только распутывает он не преступления, а по сохранившимся фрагментам, артефактам былых времен пытается восстановить то, чем жили и как мыслили люди ушедших поколений. А загадки прошлого не менее увлекательны и не менее захватывающи, нежели печатающиеся большими тиражами рассказы о похождениях проницательных сыщиков.

Одна из таких загадок связана с уникальной находкой - шлемом, хранящимся в Городецком краеведческом музее. Шлем очень богатый, украшенный позолотой: такой мог носить только знатный человек, военачальник.

Впервые сообщение о находке опубликовала нижегородский археолог Т.В. Гусева . По итогам реставрации шлема О.В. Степанов написал дипломную работу . Кроме того, находке посвятил небольшую заметку журнал "Вокруг света" . К сожалению, авторы всех этих работ, кроме приблизительной датировки шлема и некоторых гипотез относительно его принадлежности русскому воину (или кому-либо из удельных князей), не ставили задачу более комплексного рассмотрения этой интересной находки. Между тем более детальное исследование шлема, сравнение его с уже известными аналогами и иконографическими данными, несомненно, способствовали бы решению проблем, связанных с датировкой, предположительным местом его изготовления, а также, возможно, подвигли к решению даже таких трудноразрешимых аспектов вопроса, как принадлежность этого интереснейшего памятника. Первая такая попытка была предпринята автором этих строк в 2001 г. Вышедшая в свет брошюра "Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы" содержала в себе развернутое описание находки, выполненное автором прорисовки шлема, и серии аналогичных шлемов, обнаруженных при разных обстоятельствах в разоренных монголами русских городах, кочевнических погребениях и др. Были даны и авторские гипотезы о происхождении шлема и обстоятельствах его утраты, вызвавшие бурные дискуссии как среди знатоков средневекового вооружения, так и у любителей военно-исторической реконструкции.

В своей вышедшей в 2002 г. книге "Армии монголо-татар" М.В. Горелик поместил рисунок шлема из Городца, сделанный им на выставке достижений советских реставраторов в 1993 г. в Академии Художеств в Москве, а также собственную графическую реконструкцию шлема и предложил считать его изделием монгольских мастеров в Иране .

К сожалению, мой очерк "Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы" вышел мизерным тиражом и, что более всего неприемлемо для такой уникальной находки, с черно-белыми иллюстрациями при отсутствии детальных фотографических изображений. Также вскоре стало ясно, что сделанные с натуры в музее прорисовки орнамента шлема не очень точны. После проведенной макросъемки выявились ранее малозаметные детали орнамента, которые были еще в большей степени уточнены благодаря калькированию орнамента шлема, выполненному О.В. Степановым непосредственно после расчистки шлема от продуктов коррозии и перед покрытием наголовья синтетическим лаком. Именно тогда появилась возможность рассмотреть остатки декора наилучшим образом. В связи с этим возникла необходимость издания расширенного исследования с более детальными прорисовками, цветными фотоснимками и более точными сведениями об орнаменте и конструкции шлема из Городца.

При подготовке данного издания автору было невозможно обойтись без помощи многих заинтересованных людей и коллег. Автор приносит свою глубокую благодарность людям, при участии которых исследование выполнено и увидело свет.

Кандидату искусствоведения Михаилу Викторовичу Горелику - большому знатоку монгольского оружия, с ним обсуждался замысел работы, он помогал советами, предоставлением материалов. Добрые советы были высказаны замечательным российским оружиеведом, историком и археологом, доктором исторических наук, профессором Анатолием Николаевичем Кирпичниковым.

С благодарностью называю тех, кто помог личным участием на стадии сбора материала. В первую очередь сотрудников Городецкого краеведческого музея, которые помогли своими личными воспоминаниями, а также предоставили возможность ознакомиться с имеющейся документацией, содействовали проведению мной фотосъемки. Среди них директор музея Александр Федорович Баусов, много помогавший мне Артем Николаевич Еранцев, а также другие научные сотрудники музея - Наталья Николаевна Лукошкина и Зинаида Сергеевна Коновалова.

Свои материалы и ряд ценных иллюстраций предоставил реставрировавший шлем из Городца Олег Валентинович Степанов. Фотоматериалы предоставили также Виктор Спинеи, Николай Александрович Плавинский, Сергей Юрьевич Каинов, Владимир Михайлович Прокопенко. Художник Николай Валентинович Зубков предоставил свои великолепные иллюстрации с изображением древнерусских дружинников в шлемах рассматриваемого в книге типа.

Налобный орнамент шлема нашли время посмотреть и высказали свои предположения специалисты в области исламской иконографии Дорис Беренс-Абусейф из Лондонского университета и эксперт аукциона "Бонамс" Мэтью Томас, за что я благодарен им.

Городец-на-Волге: история и археологическое исследование

Городец-на-Волге, древнейший русский город Нижегородского Поволжья, возник во второй половине XII в. как русский форпост на землях, населенных в то время мерей. В древнейшем летописном известии Городец значится как место сбора русских дружин для походов в Волжскую Булгарию . Выгодное географическое положение поспособствовало быстрому превращению военного форпоста в крупный торгово-промышленный город. Именно отсюда шла русская колонизация вверх и вниз по рекам Волге, Унже и Суре .

В феврале 1238 г., в ходе монгольского нашествия, Городец был разорен . После смерти Александра Невского в 1263 г. Городец становится вотчиной его сына - Андрея Александровича, который стал первым городецким князем . В силу своих политических амбиций он не раз приводил монгольские рати, разорявшие Северо-Восточную Русь, но неизменно обходившие стороной Городец-на-Волге.

В 1341 г. Городец вместе с Нижним Новгородом и Суздалем был пожалован по ярлыку хана Узбека суздальскому князю Константину Васильевичу . В 1364 г. Городец становится вотчиной князя Бориса Константиновича . Последующие десятилетия - это время политической активности городецких князей. После утраты Нижним Новгородом (1392 г.) политической независимости Городцом завладел Владимир Андреевич Серпуховский .

dom-knig.com

Шлем из Городца читать онлайн, Андрей Евгеньевич Негин

Предисловие

Прошлое — неизвестное, утерянное, забытое… Человеческая память недолговечна, и через относительно короткий отрезок времени, когда сменится несколько поколений, то, что некогда казалось вполне очевидным и обыденным для людей прошлого, становится загадочным для потомков. Даже незначительные вещи предметного мира уже нуждаются в новом осмыслении и объяснении. Именно поэтому историк и археолог с полным правом может называться «детективом (или, если угодно, сыщиком) прошлого». Только распутывает он не преступления, а по сохранившимся фрагментам, артефактам былых времен пытается восстановить то, чем жили и как мыслили люди ушедших поколений. А загадки прошлого не менее увлекательны и не менее захватывающи, нежели печатающиеся большими тиражами рассказы о похождениях проницательных сыщиков.

Одна из таких загадок связана с уникальной находкой — шлемом, хранящимся в Городецком краеведческом музее. Шлем очень богатый, украшенный позолотой: такой мог носить только знатный человек, военачальник.

Впервые сообщение о находке опубликовала нижегородский археолог Т.В. Гусева[1]. По итогам реставрации шлема О.В. Степанов написал дипломную работу[2]. Кроме того, находке посвятил небольшую заметку журнал «Вокруг света»[3]. К сожалению, авторы всех этих работ, кроме приблизительной датировки шлема и некоторых гипотез относительно его принадлежности русскому воину (или кому-либо из удельных князей), не ставили задачу более комплексного рассмотрения этой интересной находки. Между тем более детальное исследование шлема, сравнение его с уже известными аналогами и иконографическими данными, несомненно, способствовали бы решению проблем, связанных с датировкой, предположительным местом его изготовления, а также, возможно, подвигли к решению даже таких трудноразрешимых аспектов вопроса, как принадлежность этого интереснейшего памятника. Первая такая попытка была предпринята автором этих строк в 2001 г. Вышедшая в свет брошюра «Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы» содержала в себе развернутое описание находки, выполненное автором прорисовки шлема, и серии аналогичных шлемов, обнаруженных при разных обстоятельствах в разоренных монголами русских городах, кочевнических погребениях и др. Были даны и авторские гипотезы о происхождении шлема и обстоятельствах его утраты, вызвавшие бурные дискуссии как среди знатоков средневекового вооружения, так и у любителей военно-исторической реконструкции.

В своей вышедшей в 2002 г. книге «Армии монголо-татар» М.В. Горелик поместил рисунок шлема из Городца, сделанный им на выставке достижений советских реставраторов в 1993 г. в Академии Художеств в Москве, а также собственную графическую реконструкцию шлема и предложил считать его изделием монгольских мастеров в Иране[4].

К сожалению, мой очерк «Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы» вышел мизерным тиражом и, что более всего неприемлемо для такой уникальной находки, с черно-белыми иллюстрациями при отсутствии детальных фотографических изображений. Также вскоре стало ясно, что сделанные с натуры в музее прорисовки орнамента шлема не очень точны. После проведенной макросъемки выявились ранее малозаметные детали орнамента, которые были еще в большей степени уточнены благодаря калькированию орнамента шлема, выполненному О.В. Степановым непосредственно после расчистки шлема от продуктов коррозии и перед покрытием наголовья синтетическим лаком. Именно тогда появилась возможность рассмотреть остатки декора наилучшим образом. В связи с этим возникла необходимость издания расширенного исследования с более детальными прорисовками, цветными фотоснимками и более точными сведениями об орнаменте и конструкции шлема из Городца.

При подготовке данного издания автору было невозможно обойтись без помощи многих заинтересованных людей и коллег. Автор приносит свою глубокую благодарность людям, при участии которых исследование выполнено и увидело свет.

Кандидату искусствоведения Михаилу Викторовичу Горелику — большому знатоку монгольского оружия, с ним обсуждался замысел работы, он помогал советами, предоставлением материалов. Добрые советы были высказаны замечательным российским оружиеведом, историком и археологом, доктором исторических наук, профессором Анатолием Николаевичем Кирпичниковым.

С благодарностью называю тех, кто помог личным участием на стадии сбора материала. В первую очередь сотрудников Городецкого краеведческого музея, которые помогли своими личными воспоминаниями, а также предоставили возможность ознакомиться с имеющейся документацией, содействовали проведению мной фотосъемки. Среди них директор музея Александр Федорович Баусов, много помогавший мне Артем Николаевич Еранцев, а также другие научные сотрудники музея — Наталья Николаевна Лукошкина и Зинаида Сергеевна Коновалова.

Свои материалы и ряд ценных иллюстраций предоставил реставрировавший шлем из Городца Олег Валентинович Степанов. Фотоматериалы предоставили также Виктор Спинеи, Николай Александрович Плавинский, Сергей Юрьевич Каинов, Владимир Михайлович Прокопенко. Художник Николай Валентинович Зубков предоставил свои великолепные иллюстрации с изображением древнерусских дружинников в шлемах рассматриваемого в книге типа.

Налобный орнамент шлема нашли время посмотреть и высказали свои предположения специалисты в области исламской иконографии Дорис Беренс-Абусейф из Лондонского университета и эксперт аукциона «Бонамс» Мэтью Томас, за что я благодарен им.

Городец-на-Волге: история и археологическое исследование

Городец-на-Волге, древнейший русский город Нижегородского Поволжья, возник во второй половине XII в. как русский форпост на землях, населенных в то время мерей. В древнейшем летописном известии Городец значится как место сбора русских дружин для походов в Волжскую Булгарию[5]. Выгодное географическое положение поспособствовало быстрому превращению военного форпоста в крупный торгово-промышленный город. Именно отсюда шла русская колонизация вверх и вниз по рекам Волге, Унже и Суре[6].

В феврале 1238 г., в ходе монгольского нашествия, Городец был разорен[7]. После смерти Александра Невского в 1263 г. Городец становится вотчиной его сына — Андрея Александровича, который стал первым городецким князем[8]. В силу своих политических амбиций он не раз приводил монгольские рати, разорявшие Северо-Восточную Русь, но неизменно обходившие стороной Городец-на-Волге.

В 1341 г. Городец вместе с Нижним Новгородом и Суздалем был пожалован по ярлыку хана Узбека суздальскому князю Константину Васильевичу[9]. В 1364 г. Городец становится вотчиной князя Бориса Константиновича[10]. Последующие десятилетия — это время политической активности городецких князей. После утраты Нижним Новгородом (1392 г.) политической независимости Городцом завладел Владимир Андреевич Серпуховский[11].

Роковым в истории древнего Городца стал 1408 г., когда его опустошили войска Едигея. Одно из последних летописных упоминаний о Городце относится к декабрю 1408 г. Тогда хан Едигей осадил Москву (но город откупился от врагов), разорил Переславль-Залесский, Ростов, Дмитров, Серпухов, Нижний Новгород и Городец. Летопись приводит описание страшного погрома, учиненного войсками Едигея: «Пойдоша к Городцу и город взяша, огнем пожгоша весь, манастыри вси и святыа церкви огневи предаша, а люди побегоша, кто куда; они же, окаянные, всеми путьми гонишася вслед их, секуше люди, аки траву. И пойдоша от Городца вверх по Волге, воюючи обе стране, и быша в Белогородия, и постижа их весть от Едигея, и повелел им вернутися в Орду… они же окаянные пойдоша взад к Городцу и к Новугороду, воюючи и секуче остатки людей»[12]. После такого опустошения город не заселялся долгое время, о чем свидетельствуют археологические раскопки, показавшие отсутствие в черте средневекового заселения культурных напластований XV–XVI вв. Вновь застраиваться и заселяться старое средневековое городище стало лишь в XVII в.[13]

Разоренный и опустевший город сохранил на своей территории множество древних предметов, так и не собранных новыми поселенцами и пролежавших в земле долгие столетия. Люди, заселившие территорию древнего города, оставили нам сказания и рассказы о находках многочисленных кладов. Старики передавали из поколения в поколение рассказы о том, как на усадьбах и на Рязановском поле (территория средневекового посада) находили сундуки с сокровищами, дорогое оружие, монеты и другие вещи[14]. Все это порождало интерес к поиску древних предметов. Первые однодневные археологические раскопки в Городце (13 июня 1878 г.) были проведены крестьянином села Соромово П.Д. Дружкиным, который раскопал «бугор в виде вала» (по-видимому, остатки земляных укреплений детинца)[15]. Начало же научного изучения древнего Городца положил нижегородский краевед и историк И.А. Кирьянов. В 1948 г. он произвел обмер остатков земляных укреплений и определил размеры средневекового города. В 1954 г. им были заложены первые шурфы, позволившие обнаружить два городских некрополя и уточнившие информацию о культурном слое памятника[16]. Первые рекогносцировочные раскопки были организованы в 1960–1962 гг. Проводились они экспедицией Горьковского историко-архитектурного музея-заповедника под руководством сотрудника Института археологии АН СССР А.Ф. Медведева[17]. В результате проведенных работ были сделаны первые обобщения о культурном слое памятника, а также о характере его укреплений и застройки. С 1978-го по 1986 г. систематические раскопки в Городце вела археологическая экспедиция Горьковского госуниверситета под руководством Т.В. Гусевой[18]. С 1990-го по 1993 год археологические исследования в ...

knigogid.ru


Смотрите также