Драконий шлем дор ломина: Недопустимое название | Википалантир | Fandom

Фантастика : Фэнтези : Турин покидает родной дом : Джон Толкин : читать онлайн





















вы читаете книгу





Турин покидает родной дом

В Бретиль вернулись лишь трое — они шли через Таур-ну-Фуин, и страшен был их путь. Глорэдель, дочь Хадора, узнав о смерти Халдора, умерла от горя.

В Дор-ломин не пришло никаких вестей. Риан, жена Хурина, потеряла рассудок и бежала в глушь, но Серые эльфы с холмов Митрима приютили ее и позаботились о ее сыне, младенце Туоре. А сама Риан пришла к Хауд-эн-Нирнаэт, легла ничком и умерла.

Морвен Эледвен жила в Хитлуме и страдала молча. Ее сыну Турину шел всего лишь девятый год, и Морвен ждала еще одного ребенка. Тяжкой была ее жизнь. Хитлум наводнили вастаки. Они жестоко преследовали людей дома Хадора, отнимали у них последнее добро и обращали их в рабство. Всех слуг Хурина, кто был годен хоть к какой-то работе, угнали в плен, даже детей, а стариков перебили или выгнали в глушь умирать от голода. Но посягнуть на владычицу Дор-ломина или нарушить неприкосновенность ее жилища вастаки еще не смели: среди них разнесся слух, будто она — страшная ведьма, и водит дружбу с белыми призраками — так вастаки звали эльфов. Они ненавидели этот народ, но боялись его еще больше[3]. Из-за этого они старались держаться подальше от гор — в горах, особенно на юге, нашло убежище немало эльдаров. Так что вастаки, разорив и разграбив южные земли, отступили на север. А дом Хурина был на юго-востоке Дор-ломина, вблизи гор — Нен Лалайт брал начало в источнике у подножия Амон Дартир, по склону которой шла узкая тропа. Этой тропой отважный путник мог перевалить через Эред Ветрин и выйти в Белерианд, к истокам Глитуи. Ни вастаки, ни сам Моргот не ведали еще об этой тропе, ибо весь тот край был недоступен Морготу, пока стоял дом Финголфина, и никто из прислужников Врага не бывал в тех местах. Моргот был уверен, что Эред Ветрин станет неприступной преградой и для беженцев с севера, и для подмоги с юга — чрез Эред Ветрин и в самом деле не было другой дороги от топей Серех до прохода в Невраст далеко на западе.

Так и вышло, что после первых набегов Морвен оставили в покое. Но в окрестных лесах бродили недобрые люди, и выходить за околицу было небезопасно. В доме Морвен нашли убежище Садор-столяр и еще несколько стариков и старух. Турина держали взаперти, и за ограду не выпускали. Но хозяйство Хурина вскоре пришло в упадок и, хотя Морвен работала за троих, ей пришлось бы голодать, если бы не Аэрин, родственница Хурина. Один из вастаков, Бродда, насильно взял Аэрин в жены. Она тайком помогала Морвен. Горьким казался Морвен дареный хлеб, но она принимала милостыню ради Турина и своего нерожденного дитяти; к тому же, говорила она, это лишь часть того, что у нее украли — ведь это Бродда захватил слуг, скот и прочее добро Хурина, и отправил все это в свой дом. Бродда был не робкого десятка, но до того, как его народ пришел в Хитлум, с ним мало считались. Поэтому он хотел разбогатеть и охотно брал себе земли, от которых отказывались другие вастаки. Бродда один раз видел Морвен, когда ездил грабить ее дом, и она нагнала на него страху — вастак решил, что заглянул в горящие глаза белого призрака, и ужасно испугался, что Морвен наведет на него порчу. Поэтому он не решился разграбить ее дом и не нашел Турина — а не то недолго бы прожил наследник истинного владыки.

Бродда обратил в рабство всех «соломенных голов» (так звал он народ Хурина), и заставил их выстроить ему деревянный замок, к северу от дома Хурина. Рабов он держал за оградой под открытым небом, как скотину в загоне, но стерегли их плохо, и те, кого еще не успели запугать, часто, рискуя собой, помогали владычице Дор-ломина. Они тайно доставляли Морвен новости, хотя и мало было ей радости в тех вестях. Но Аэрин Бродда взял в жены, а не в наложницы — у вастаков было мало женщин, и ни одна из них не могла сравниться с дочерьми аданов, а Бродда рассчитывал стать владыкой этого края и оставить после себя наследника.

Морвен редко говорила с Турином о том, что случилось, и что может случиться в будущем, а тревожить ее расспросами мальчик боялся. Когда вастаки впервые вторглись в Дор-ломин, он спросил у матери:

— А когда отец вернется и прогонит этих мерзких ворюг? Почему он не приходит?

— Не знаю, — ответила Морвен.  — Быть может, он убит, быть может, в плену, а может, блуждает где-то в дальних краях и не может вернуться — ведь кругом столько врагов.

— Наверно, его убили, — сказал Турин — перед матерью он сдержал слезы, — если бы он был жив, никто не смог бы удержать его. + — Думается мне, что все это неправда, сын мой, — ответила Морвен.

Время шло, и Морвен все больше тревожилась за Турина, наследника Дор-ломина и Ладроса — ведь лучшее, что ждало его в ближайшем будущем — это рабство у вастаков. И вспомнила она свой разговор с Хурином, и обратилась мыслями к Дориату. Она наконец решилась втайне отослать туда Турина и просить короля Тингола приютить мальчика. Размышляя над этим, она все время слышала голос Хурина: «Уходи скорее! Не жди меня!» Но ей подходит время рожать, а? дорога трудна и опасна, [чем дальше, тем хуже.] И в сердце Морвен, помимо ее воли, все еще таилась обманчивая надежда: в глубине души она чуяла, что Хурин жив, и бессонными ночами ждала, ждала услышать его шаги, а задремав, просыпалась — ей мерещилось, будто во дворе заржал Аррох, конь Хурина. И, наконец, хотя Морвен была не против, чтобы сына ее воспитали в чужом доме, по обычаю тех времен, ей самой гордость еще не позволяла жить на чужих хлебах, пусть даже у короля. И потому она заставила утихнуть голос Хурина — или память о нем. И так сплелась первая нить судьбы Турина.

Когда Морвен решилась наконец отправить сына, Год скорби уже близился к концу — наступила осень. Поэтому Морвен торопилась исполнить задуманное: дороги скоро станут непроходимыми, а до весны Турина могут отнять у нее. По лесу бродили вастаки и вынюхивали, что происходит в доме. Поэтому однажды Морвен неожиданно сказала Турину:

— Отец не возвращается. Значит, ты должен уйти отсюда, и как можно скорее. Он так хотел.

— Уйти? — воскликнул Турин. — Но куда же мы пойдем? За Горы?

— Да, — ответила Морвен. — За Горы, на юг. Может быть, там еще можно спастись. Но я не говорила «мы», сын мой. Тебе нужно уйти, а я должна остаться.

— Я не могу один! — воскликнул Турин.  — Я не оставлю тебя! Почему нам не уйти вместе?

— Я не могу, — ответила Морвен. — Но ты не один пойдешь. Я пошлю с тобой Гетрона, а может, и Гритнира тоже.

— А Лабадала? — спросил Турин.

— Нет, — сказала Морвен. — Садор хромой, а дорога трудная. Ты мой сын, и дни теперь жестокие, так что скажу прямо: ты можешь погибнуть в пути. Зима близко. Но если ты останешься, случится худшее: ты станешь рабом. Если хочешь вырасти мужчиной, если хочешь дожить до лет воина — наберись мужества, и сделай, как я сказала.

— Но с тобой же останется только Садор, и слепой Рагнир, и старухи! — сказал Турин. — Отец же сказал, что я наследник Хадора! А наследник должен остаться в доме Хадора и защищать его. Вот теперь я жалею, что отдал нож!

— Наследник должен бы остаться, но не может, — возразила Морвен. — Но когда-нибудь он вернется. Мужайся! Я приду к тебе, если станет хуже. Если смогу.

— Но как же ты найдешь меня в глуши?! — воскликнул Турин; и, не выдержав, вдруг разрыдался.

— Будешь хныкать — враги тебя найдут, а не я, — отрезала Морвен. — Но я знаю, где тебя искать — если ты доберешься туда и останешься там. Я постараюсь прийти туда, если смогу. Я посылаю тебя в Дориат, к королю Тинголу. Не лучше ли быть гостем короля, чем рабом?

— Не знаю, — всхлипнул Турин. — Я не знаю, что такое раб.

— Я затем и отсылаю тебя, чтобы ты не знал этого, — сказала Морвен.

Она поставила Турина перед собой и долго смотрела ему в глаза, словно пыталась разгадать какую-то загадку.

— Тяжело, Турин, тяжело, сынок, — произнесла она наконец. — Не только тебе тяжело. Трудно мне решать, что делать в эти злые времена. Но я поступаю так, как считаю правильным — а иначе разве рассталась бы я с тем, что мне дороже всего на свете?

И они больше не говорили об этом. Турин расстался с матерью в горе и недоумении. Утром он побежал к Садору. Садор колол лучину на растопку. Дров у них было мало — они боялись уходить далеко от дома. И теперь Садор стоял, опершись на клюку, и смотрел на недоделанный трон Хурина, задвинутый в угол.

— Придется и его пустить на дрова, — сказал он. — Теперь приходится думать лишь о самом насущном.

— Не надо, не ломай его пока, — попросил Турин. — Может, отец еще вернется — он обрадуется, когда увидит, что ты сделал, пока его не было.

— Пустая надежда хуже страха, — сказал Садор. — Надеждами зимой не согреешься.

Он погладил резную спинку, и вздохнул.

— Зря только время тратил, — сказал он. — Правда, не могу сказать, что провел его плохо. Но такие безделушки недолговечны. Видно, вся польза от них — что делать их радостно. Так что, пожалуй, верну я тебе твой подарок.

Турин протянул руку, но тут же отдернул.

— Мужи не берут обратно своих даров.

— Но ведь он же мой? — спросил Садор. — Разве я не могу отдать его, кому захочу?

— Можешь, — ответил Турин, — но только не мне. А потом, почему ты хочешь его отдать?

— Мало надежды, что он пригодится мне для достойного дела, — вздохнул Садор.  — Теперь Лабадала ждет лишь рабская работа.

— А что такое раб? — спросил Турин.

— Раб — это бывший человек. С ним обращаются, как со скотиной. Его кормят, только чтобы он не умер, живет он только затем, чтобы работать, а работает только под страхом побоев или смерти. А эти головорезы — они могут избить или убить просто для забавы. Я слышал, что они отбирают самых быстроногих юношей и травят их собаками. Да, они лучше учились у орков, чем мы — у Дивного народа.

— Теперь я понимаю, — сказал Турин.

— То-то и горе, что тебе приходится понимать такие вещи — в твои-то годы, — сказал Садор. Тут он заметил изменившееся лицо Турина.

— Что ты понимаешь?

— Почему мама отсылает меня, — ответил Турин, и глаза его наполнились слезами.

— А-а, вот оно что! — кивнул Садор. — Чего же она ждала-то? — пробормотал он себе под нос. Но вслух сказал:

— По-моему, плакать тут не о чем. Только больше не рассказывай о том, что задумала твоя мать — ни Лабадалу, ни кому другому. В наше время и у стен бывают уши, и это не уши друзей.

— Но мне же надо поговорить с кем-нибудь! — воскликнул Турин. — Я тебе всегда все рассказывал. Я не хочу уходить от тебя, Лабадал. И из дома, от мамы не хочу уходить.

— Но если ты останешься, — возразил Садор, — дому Хадора скоро придет конец — теперь ты, наверно, понимаешь это? Лабадал не хочет, чтобы ты уходил. Но Садор, слуга Хурина, будет рад знать, что вастакам не добраться до сына Хурина. Ну-ну, ничего не поделаешь, приходится прощаться. Может, возьмешь мой нож на память?

— Нет! — сказал Турин. — Мама посылает меня к эльфам, к королю Дориата. Там мне другой нож дадут, такой же. А тебе, Лабадал, я ничего прислать не смогу. Я буду далеко, и совсем-совсем один.

И Турин разрыдался. Но Садор сказал ему:

— Это что такое? Разве это сын Хурина? Я слышал, как сын Хурина однажды сказал: «Когда я стану большой, я пойду служить эльфийскому королю».

Тогда Турин вытер слезы и сказал:

— Хорошо. Раз сын Хурина так сказал, он должен сдержать слово. Я пойду. Только почему-то, когда я говорю, что сделаю то-то и то-то, потом все выходит совсем не так, как я думал. Мне теперь не хочется идти. Я постараюсь больше не говорить таких вещей.

— Да, так будет лучше, — сказал Садор. — Все так учат, но мало кто так поступает. Не загадывай вперед. Нынешнего дня больше чем достаточно.

И вот Турина собрали в дорогу. Он простился с матерью и втайне отправился в путь с двумя провожатыми. Но когда спутники Турина велели ему взглянуть в последний раз на дом отца своего, боль расставания пронзила Турина, словно острый меч, и мальчик вскричал:

— Морвен, Морвен, когда же я увижусь с тобой!

А Морвен стояла на пороге, и когда лесное эхо донесло до нее крик сына, она так вцепилась в дверной косяк, что кровь брызнула из-под ногтей. То было первое горе Турина.

В начале следующего года Морвен родила девочку и дала ей имя Ниэнор, что значит Скорбь. Но когда это случилось, Турин был уже далеко. Долог и мучителен был его путь, ибо земли те уже попали под владычество Моргота. Но провожатые Турина, Гетрон и Гритнир, хотя молодость их пришлась на дни Хадора и теперь они были стары, состарившись, не утратили отваги, и хорошо знали дорогу, ибо в былые времена немало постранствовали по Белерианду. И так, ведомые судьбой и собственным мужеством, они перевалили через Тенистые горы, спустились в долину Сириона, прошли Бретильский лес и, наконец, усталые и измученные, достигли границ Дориата. Но здесь их опутали чары королевы, и странники заблудились. Долго скитались они по дремучему лесу без путей и дорог, и вот у них вышли все припасы. Они были близки к смерти, ибо с Севера надвигалась суровая зима; но не столь легка была судьба Турина. Когда путники совсем уже отчаялись, вдали вдруг раздалось пение рога. То Белег Могучий лук, первый из охотников тех времен, живший вблизи рубежей Дориата, травил дичь в приграничных лесах. Он услышал крики путников, и поспешил на помощь. Белег накормил и напоил их, а потом спросил, кто они и откуда. Услышав ответ, Белег проникся изумлением и жалостью. Турин ему понравился — мальчик красотой пошел в мать, а глаза у него были отцовские, и он был силен и крепок.

— Чего же ты хочешь от Тингола? — спросил Белег мальчика.

— Мне хотелось бы стать его дружинником. Я хочу воевать с Морготом, чтобы отомстить за отца.

— Очень может быть, что твое желание исполнится, когда ты подрастешь, — сказал Белег. — Ты еще мал, но уже теперь видно, что ты будешь могучим воином, достойным сыном Хурина Стойкого, если только это возможно.

Ибо имя Хурина чтили во всех землях эльфов. Поэтому Белег с радостью согласился проводить странников. Он отвел их в дом, где жил тогда с другими охотниками, и отправил гонца в Менегрот. Когда посланец принес ответ, что Тингол и Мелиан согласны принять сына Хурина и его спутников, Белег тайными тропами отвел их в Сокрытое королевство.

И вот Турин вышел к большому мосту через Эсгалдуин и переступил порог чертогов Тингола. Еще дитя, узрел он чудеса Менегрота, невиданные никем из смертных, кроме одного только Берена. И Гетрон поведал Тинголу и Мелиан просьбу Морвен; и Тингол принял их ласково, и в память о Хурине, отважнейшем? из людей, и родиче его [своем?] Берене взял Турина к себе на колени. И те, кто видел это, немало дивились, ибо это означало, что Тингол усыновляет Турина, а в те времена не было принято, чтобы короли усыновляли чьих бы то ни было детей, и с тех пор не случалось, чтобы эльфийский владыка усыновил человека. И сказал Тингол Турину:

— Отныне это твой дом, сын Хурина, и ты всегда будешь мне сыном, хотя ты и человек. Мудрость обретешь ты, неведомую прочим смертным, и в руки тебе вложат оружие эльфов. Быть может. наступит время, когда ты вновь обретешь земли твоих отцов в Хитлуме; но до тех пор живи здесь в любви и мире.

Так Турин стал жить в Дориате. С ним ненадолго остались и его провожатые, Гетрон и Гритнир. Но они торопились вернуться в Дор-ломин, к своей госпоже. Однако Гритнира одолели старость и болезни, и он остался при Турине до самой смерти. А Гетрон отправился в обратный путь, и Тингол снарядил с ним отряд эльфов, и они несли Морвен послание от Тингола. И вот наконец достигли они дома Хурина. Когда Морвен узнала, что Турина с почетом приняли во дворце Тингола, на сердце у нее полегчало. Эльфы привезли ей от Мелиан богатые дары и приглашение отправиться в Дориат вместе с воинами Тингола. Ибо Мелиан была мудра и предвидела будущее, и надеялась, что так удастся расстроить злой замысел Моргота. Но гордость и надежда все еще не дозволяли Морвен покинуть свой дом; к тому же Ниэнор была еще грудным младенцем. Поэтому Морвен поблагодарила дориатских эльфов, но отклонила приглашение. Скрывая свою бедность, она одарила посланцев последними золотыми вещами, что оставались у нее, и отправила с ними Тинголу Шлем Хадора.

А Турин все ждал, когда же вернутся посланцы; и когда они приехали, он убежал в лес и долго плакал: он знал о приглашении Мелиан, и надеялся, что Морвен приедет. То было второе горе Турина.

Когда Мелиан услышала ответ Морвен, она сильно опечалилась, ибо угадала мысли Морвен. И поняла Мелиан, что судьбы, предвиденной ею, так просто не избегнуть.

Шлем Хадора вручили Тинголу. Шлем тот был выкован из серебристо-серой стали, украшен золотом и исписан рунами победы. Великая сила была в том шлеме, ибо владелец его мог не страшиться ни ран, ни смерти: любой меч ломался об этот шлем, любая стрела отлетала в сторону. Выковал его Тэльхар, прославленный мастер из Ногрода. Забрало шлема было устроено как те пластины, которыми гномы защищали глаза, работая у горна, и лицо того, на ком был этот шлем, наводило ужас на врагов, и притом было надежно защищено от стрел и пламени. На верхушке шлема, как вызов врагам, красовалась золотая драконья голова — этот шлем сделали вскоре после того, как дракон Глаурунг впервые выполз из врат Моргота. Часто надевал этот шлем в битву Хадор, а после него — Галдор, и радовалось сердце воинов Хитлума, когда они видели Золотого Дракона на поле боя, и кричали они:

— Дракон Дор-ломина достойней золотого змея Ангбанда!

Но шлем тот был создан не для людей, а для Азагхала, владыки Белегоста, убитого Глаурунгом в Год Скорби[4]. Азагхал отдал его Маэдросу, в благодарность за то, что тот спас его жизнь и имущество, когда Азагхал попал в оркскую засаду на Гномьей дороге в восточном Белерианде[5]. Маэдрос же послал его в дар Фингону, с которым они часто обменивались дарами, в память о том, как Фингон загнал Глаурунга в Ангбанд. Но во всем Хитлуме нашлось лишь два воина, которым было по силам носить гномий шлем — Хадор и сын его Галдор. И потому, когда Хадор стал владыкой Дор-ломина, Фингон вручил шлем ему. По несчастью, вышло так, что на Галдоре не было этого шлема в тот день, когда он защищал Эйтель Сирион, ибо враг напал внезапно, и Галдор выбежал на стену с обнаженной головой, и в глаз ему попала оркская стрела. Но для Хурина Драконий шлем был слишком тяжел, и он не хотел его носить, говоря:

— Я предпочитаю встречать врага с открытым лицом.

Но он считал этот шлем одним из величайших сокровищ своего рода.

Надо сказать, что сокровищницы Тингола в Менегроте были полны всякого оружия: доспехов с узором, подобным рыбьей чешуе, сияющих, как река под луной; мечей и секир, щитов и шлемов, созданных самим Тэльхаром или его учителем, Гамиль-Зираком древним, или эльфийскими кузнецами, что были еще искуснее гномов. Ибо Тингол получил в дар немало вещей, принесенных из Валинора и созданных самим Феанором в расцвете его мастерства — а ему не было равных с начала мира. И все же Тингол любовался шлемом так, словно сокровищницы его были скудны, и сказал он учтиво:

— Воистину, благородные чела венчал он некогда, чела предков Хурина.

И тут пришла ему новая мысль, и велел он позвать к себе Турина, и сказал ему, что Морвен шлет своему сыну бесценный доспех, сокровище его отцов.

— Прими ныне Драконий шлем Дор-ломина, — сказал он отроку, — а когда настанет тебе время надеть его, носи с честью.

Но Турин был еще слишком мал, и не мог даже поднять шлема, и не обратил на него внимания, ибо тоска томила его.

Содержание:

 0  ДЕТИ ХУРИНА (НАРН И ХИН ХУРИН) : Джон Толкин  1  Детство Турина : Джон Толкин
 2  Речи Хурина и Моргота : Джон Толкин  3  вы читаете: Турин покидает родной дом : Джон Толкин
 4  Турин в Дориате : Джон Толкин  5  Турин среди изгоев : Джон Толкин
 6  О гноме Миме : Джон Толкин  7  Возвращение Турина в Дор-ломин : Джон Толкин
 8  Приход Турина в Бретиль : Джон Толкин  9  Поездка Морвен и Ниэнор в Нарготронд : Джон Толкин
 10  Ниэнор в Бретиле : Джон Толкин  11  Появление Глаурунга : Джон Толкин
 12  Смерть Глаурунга : Джон Толкин  13  Смерть Турина : Джон Толкин
 14  ПРИЛОЖЕНИЕ : Джон Толкин  15  Использовалась литература : ДЕТИ ХУРИНА (НАРН И ХИН ХУРИН)

Ломин — Сообщество РИ «Первая Эпоха» — LiveJournal

Истинно, что все зло, от которого мы бежали,
— от князя тьмы. Он хочет стать владыкой над всем
Средиземьем. Так куда же уйдем мы из-под его тени?
Здесь он, по крайней мере, в осаде, и сдерживает его
только доблесть эльдар. Может быть, для того мы
и пришли сюда, чтобы помочь им!

“Сильмариллион”

К западу от Тангородрим лежит огороженный горами край, называемый Хитлум на синдарин и Хисиломэ на квэнья. Это сюда пришло войско Феанора, это здесь стоял лагерь нолдор, когда на них напали орки. Это здесь произошла Дагор-нуин-Гилиат, Битва под Звездами, когда нолдор, будучи в меньшем числе и захваченные врасплох, оставили от всего войска, которое Моргот готовил для захвата Белерианда, не больше, чем горсть листьев. Это здесь встали лагерем перешедшие через льды — народ Финголфина и Финрода.

Воздух здесь холоден, а зима сурова, и все же край этот недаром зовут прекрасным. В Митриме, восточной части Хитлума, ныне живет народ Финголфина, а юго-западные земли – Дор-Ломин – отданы во владение Фингону, его старшему сыну.

Более ста лет назад народ Мараха пришел в Белерианд. Числом он превосходил первых пришедших людей (народ Беора), был лучше вооружен и гнал с собой разнообразный скот, а потому задержался в пути, хотя и вышел на запад раньше всех. Финголфин, владыка нолдор, отправил к нему своих гонцов. Так зародилась дружба между этими золотоволосыми светлоглазыми людьми и Вторым Домом нолдор. Многие молодые воины из народа Мараха откликнулись на призыв Финголфина и отправились в Хитлум, чтобы служить ему и сражаться с Морготом. Был среди них и Малах, сын Мараха, которого эльфы прозвали Араданом, то есть Благородным Человеком.

Его правнук, Хадор Лориндол получил в дар от Финголфина Дор-Ломин. Фингон же вручил Хадору свой собственный дар – стальной с золотом шлем работы великого гномьего мастера Тельхара. Шлем этот, как считалось, приносил своему владельцу удачу. Хадор собрал в Дор-Ломине большую часть своих родичей и стал самым могущественным из людских вождей. В его доме говорили на синдарин, на этом же языке звучал их боевой клич звучал: Lacho Calad! Drego morn! (Гори, свет! Беги, тьма!) Впрочем, не забывали тут и родную речь, которая и легла потом в основу языка Нуменора.

Особенности характера

Щедрость. Хадоринги – не только самый большой народ людей, но и самый богатый. Не зря ведь они единственные из Трех Племен пришли в Белерианд не только самыми организованными и хорошо вооруженными, но и привели с собой лошадей, ослов, коз и овец. Поэтому беорингская идея бережливости им чужда. Они не привыкли к экономии и бережливости, хотя, конечно, не переходят границ расточительности: близость «линии фронта» не позволяет разбазаривать добро просто так. Зато народ Мараха легко и с удовольствием дарит свои вещи тем, кто, по их мнению, в этом больше нуждается. Сами они не видят в этом ничего унизительного, охотно дают и принимают подарки, и удивляются, если для кого-то их дар обиден.

Открытость. Скрывать свои чувства даже из боязни обидеть собеседник у народа Мараха совсем не принято. Безусловно, они ценят вежливость, но меньше, чем искренность. Хадоринг не станет молчать из вежливости, если не согласен с собеседником, не станет скрывать свои дружеские чувства или неприязнь к нему. Этот народ нельзя назвать холодным и замкнутым; они горячи и открыты.

Яркость эмоций. Люди Дор-Ломина — веселый народ. Они любят смех и хорошие шутки, но при этом не стесняются горя и слез. О древних героях своего народа хадоринги говорят: смех как гром, слезы как ручьи, любовь как пожар, гнев как все сметающая лавина. Хадоринги быстры на гнев, но очень отходчивы. В этом народе нет злопамятности и мстительности, а сердца их всегда открыты жалости и в этом, по мнению других народов, они подобны детям.

Быстрота в решениях. Народ Мараха отличается живым быстрым умом и скоростью принятия решений. Сомневаться, тщательно все обдумывать и взвешивать – это не про хадорингов. Они быстро делают выбор, а затем следуют ему до конца. И хотя беоринги зовут их торопыгами, мало кому известно, чтобы хадоринг раскаивался в своем решении, а об их твердости и верности своему слову не зря складывают пословицы.

Внимание к слову. Долгое время народ Мараха не знал письменности ( а сейчас все их записи делаются на языке эльфов). Поэтому слово имеет для них огромную ценность. Соплеменникам принято верить на слово, обман считается преступлением и большой редкостью. У хадорингов не принято клясться, однако принято следить за тем, кто, когда и кому ты говоришь. Ведь все, сказанное вслух, может быть сочтено объявлением о намерениях или обещанием, которое надо сдержать.

В Дор-Ломине очень ценится искусство сказителей. Оно делится на серьезное и несерьезное. Ко второму относится умение сочинять и рассказывать разные истории. Люди народ Мараха часто развлекаются сочинением небылиц и разнообразных баек, играют в «верю – не верю» и т.д. Серьезное же искусство – это рассказы старинных легенд и преданий, причем они должны как можно точнее соответствовать истине.

Вообще, у хадорингов есть байка или легенда почти на любой случай жизни.

Шутки. На пирах и празднествах принято играть в «сравнение мужей», во время которого соревнующиеся стараются высмеять друг друга, проходясь по физическим качествам соперника, вспоминая нелепые ситуации, в которых он побывал, высмеивать недостаток его умений в чем-либо и т. д., однако никого не называют трусом или лжецом. И никогда, даже в шутку не сравнивают с кем-либо, служащим Тьме, ибо это даже не тяжкое оскорбление, а прямое обвинение в делах, за которые полагается смерть.

Бахвальство. На тех же пирах в рамках шуток и “сравнения мужей” принято хвастаться своими делами, но только совершенными. Например, можно описать схватку с кабаном как со страшным чудовищем и добавить ярких деталей, но при этом важно не переходить грань между приукрашиванием и ложью.

Вера в удачу. Важное место в жизни каждого из представителей народа Мараха занимает личная удача – сочетание счастья, везения и, грубо говоря, заслуг перед судьбой, то есть доблести, отваги, стойкости и т.д. Об удаче часто говорят: «велика твоя удача», «не было мне удачи», «куда ему против твоей удачи» и прочее. Неудачливых людей немного сторонятся, но уважают, если они стойко переносят свои невзгоды. О таких говорят, что они отдали свою удачу другим. Удачу можно потерять, совершив бесчестный поступок, а можно и привлечь благородством духа. Считается, что удача вождя распространяется и на его народ. И, надо сказать, переход под руку Финголфина явно повысил удачу народа Мараха.

Персоналии

Хадор по прозвищу Лориндол, что в переводе с синдарин значит “Золотоволосый. 35 лет. Вождь народа Мараха и самый могущественный из людских князей. Вассал Финголфина, который любит и уважает его. Отличается большой силой, и был одним из немногих, кто мог носить Драконий шлем. Шлем этот был изготовлен великим гномьим мастером Тельхаром и подарен Хадору Фингоном.

Гильдис, женщина из народа Мараха, жена Хадора. Княгиня Дор-Ломина, мать Глорэдэль, Галдора и Гундора.

Глорэдэль, дочь Хадора и Гильдис, 10 лет. Имя переводится с синдарин как “Золотой эльф”.

Галдор, сын Хадора и Гильдис, 8 лет. В будущем будет носить прозвище Орхал, что в переводе с синдарин значит “Высокий”.

Гундор, сын Хадора и Гильдис, 6 лет.

Мудрые, 1-3 человека, сведущие в преданиях своего народа и в науках, что были ведомы людям. Знают множество древних историй, видимо, могут исполнять роль советников князя и “ходячих энциклопедий”.

Hador — Tolkien Gateway

From Tolkien Gateway

Namespaces

  • Page
  • Discussion

More

  • More
  • Languages ​​

Page actions

  • Read
  • Edit
  • History
Имя Хадор относится к более чем одному персонажу, предмету или понятию. Список других значений см. в Хадор (значения) 9.0037 .
» [Хадор] стал самым могущественным из вождей эдайн. В его доме говорили только на эльфийском языке; но их собственная речь не была забыта, и от нее произошел общий язык Нуменора. »
Квента Сильмариллион , «О приходе людей на Запад»

Хадор Лориндол был первым Лордом Дор-ломина и основателем Дома Хадор, который был Третьим Домом Эдайн. [7]

Содержание

  • 1 История
  • 2 Этимология
  • 3 Генеалогия
  • 4 Другие версии легендариума
  • 5 Каталожные номера

История[править]

Предок Хадора, Малах, провел 14 лет в Королевстве Финголфина, верховного короля нолдор, и подружился с эльфами. Хотя ни дед Хадора Магор, ни его отец Хатол не служили ни одному эльфийскому лорду [2] , Хадор вошел в дом Финголфина и был любим королем. [1] В 416 П.Э. Финголфин даровал Хадору наследственную вотчину в Дор-ломине [5] , где он собрал большую часть своего народа, сформировав, таким образом, благородный Дом Хадора . Чтобы отпраздновать это событие, принц Фингон подарил ему Шлем Дракона Дор-ломина, в честь которого его также называли Шлемом Хадора. [6]

Благородный Хадор запомнился как друг эльфов (в его доме говорили только на эльфийском [7] ), величайший вождь эдайн и равный эльфийским лордам, а его Дом стал величайшим из Трех Домов Эдайн. Он правил Дор-ломином 39 лет.лет до Дагора Браголлаха. Он командовал арьергардом своего сюзерена Финголфина у источника Эйтель Сирион, но был убит вместе со своим младшим сыном Гундором. В его честь его потомки назовут себя Домом Хадора. [8]

Этимология (Справка; другие статьи)

Этимология Хадор , см. статью хадор (слово).

Эпитет Хадора, Лориндол , является ленитированной формой Глориндол , [9] , что на синдарине означает «Золотая голова», от glaur («золотая голова») и dol . , [10] ссылка на его золотые волосы. Эта черта была свойственна многим другим членам его Дома.

Генеалогия0042

MAGOR

999999959559559559559559559595959595959595959595959009.

9599595959595959595959595959595959595959.

. F.A. 341

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Hathol
б. 365

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  • 0002  

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ХАДОР0037
    390 — 455

     

    Gildis
    unknown

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3

    3

    3

    3

    3

    3

    0002  

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    0033

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Халдир
    414 — 472

     

    Glóredhel
    415 — 472

     

    Galdor
    417 — 462

     

    Hareth
    b. 420

     

    Gundor
    419 — 455

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3

    042

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Хандир
    441 — 495

     

     

     

    Húrin
    441 — 502

     

    Huor
    444 — 472

     

     

     

     

    Другие версии легендариума0059 [11]

    ; это было изменено, так что Хадор стал потомком Мараха в четвертом поколении.

    В более поздних произведениях Толкин намеревался поменяться местами между Хадором и Магором, чтобы Хадор был сыном Малаха Арадана, а Магор (по прозвищу Дагорлинд ) — отцом Галдора, Гундора и Глоредхеля. В этой концепции установление господства Дор-ломина было перенесено на два поколения назад. Однако это изменение так и не было должным образом включено в тексты. [12] [13]

    Каталожные номера

    1. 1,0 1,1 1,2 06 90 1,03 Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Сильмариллион , « Квента Сильмариллион : О приходе людей на Запад»
    2. 2,0 2.1 2,2 2,3 2,4 2,5 2,6 2,7 2,8 J.R.R.R.R. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Война Драгоценностей , «Часть вторая. Позднее Квента Сильмариллион : О приходе людей на Запад (Глава 14)», Новые генеалогии Эдайн , (ii) Дом Хадора , с. 234
    3. ↑ Дж.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (ред.), Война драгоценностей , «Серые анналы»: §123, с. 48
    4. 4.0 4.1 4.2 4.3 Дж.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (ред.), Война драгоценностей , «Серые анналы»: §147, стр. 52-53.
    5. 5.0 5.1 Д.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Война драгоценностей , «Часть вторая. Поздняя Квента Сильмариллион : О приходе людей на Запад (Глава 14)», с. 228
    6. 6.0 6.1 Д.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Неоконченные сказки , «Нарн и Хин Хурин (Сказка о детях Хурина)», «Отъезд Турина»
    7. 7,0 7,1 Д.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Война драгоценностей , «Часть вторая. Позднее Квента Сильмариллион : О приходе людей на Запад (Глава 14)», О родах и домах Эдайн , §31, стр. 223-224
    8. ↑ Дж. Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Сильмариллион , « Квента Сильмариллион : О руинах Белерианда и падении Финголфина»
    9. ↑ Пол Стрэк, «С. Глориндол м. », Эльдамо — Эльфийский лексикон (по состоянию на 7 марта 2020 г.)
    10. ↑ Дж.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Сильмариллион , «Приложение: Элементы в именах на квенья и синдарине», записи dol , laurë
    11. ↑ Дж.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Затерянная дорога и другие сочинения , «Часть вторая: Валинор и Средиземье до Властелин колец , III. Поздние анналы Белерианда», с. 130

    12. Дж.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Война драгоценностей , «Часть вторая. Позднее Квента Сильмариллион : О приходе людей на Запад (Глава 14)», Новые генеалогии эдайн , (ii) Дом Хадора , с. 235

    13. Дж.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (ред.), Война драгоценностей , «Часть вторая. Более поздняя Квента Сильмариллион : О приходе людей на Запад (Глава 14)», О Родах и Домах Эдайн , стр. 225-226
    Хадор
    Дом Хадора

    Born: F.A. 390 умер: F.A. 455

    Предшествовало:
    Hathol
    5 -й глава Дома Hador 5 -й главы HADOR

  • 9
  • 5 -й.
    Нет
    Новое название
    1st Lord of Dor-lómin
    F.A. 416 — 455

    Maedhros — Tolkien Gateway

    From Tolkien Gateway

    Namespaces

    • Page
    • Discussion

    More

    • More
    • Languages ​​

    Действия на странице

    • Читать
    • Редактировать
    • История
    Эта статья о сыне Феанора . Чтобы узнать о неканоническом дедушке Феанора, см. Maidros .
    » Маэдрос совершал деяния исключительной доблести, и орки бежали от его лица; ибо после его мучений на Тангородриме его дух горел внутри, как белый огонь, и он был подобен тому, кто восстал из мертвых. »
    Квента Сильмариллион , «О руинах Белерианда и падении Финголфина»

    Маэдрос был одним из принцев нолдор и старшим из сыновей Феанора.

    Содержание

    • 1 История
    • 2 Этимология
    • 3 Другие названия
    • 4 Генеалогия
    • 5 Каталожные номера

    История[править]

    Маэдрос родился в Валиноре во времена Двух Деревьев. После изгнания Феанора из Тириона в Валиноре он вместе со своим отцом отправился в изгнание на Форменос. [1] Когда Моргот убил Финвэ и украл любимые Сильмариллы Феанора, Маэдрос и его братья дали ужасную Клятву Феанора вернуть драгоценности. [2]

    Маэдрос отправился со своим отцом в Алквалондэ, где вспыхнуло Первое Убийство Родственников, в котором он принял участие. Когда Феанор отплыл без воинства Финголфина, Маэдрос подумал, что он собирается вернуться и переправить остальных. Он ожидал, что на первом корабле будет Фингон, его друг. Когда он узнал, что на самом деле Феанор планировал бросить их, чтобы помешать Финголфину преследовать его, он разозлился и, единственный из своих братьев, отказался помочь сжечь корабли. [2]

    Спасение Маэдроса от Тангородрима Тедом Насмитом

    Когда Феанор был убит в Дагор-нуин-Гилиате, Маэдрос унаследовал право на королевскую власть в изгнании. Однако у него не было времени выполнить это требование, так как Моргот отправил посольство, симулируя сдачу Сильмариля. Клятва гнала его, Маэдрос тоже притворялся, что ведет переговоры с Морготом, но вместо этого был схвачен посольством Моргота и повешен за запястье правой руки на склоне пропасти Тангородрима примерно на тридцать лет. [ источник? ] В отважном спасении его двоюродный брат Фингон с помощью Торондора, Короля Орлов, спас его от мучений, но он был вынужден отрезать Маэдросу руку, чтобы освободить его от кандалов. В благодарность за это и в качестве искупления за то, что Феанор покинул дом Фингона, Маэдрос отказался от всех притязаний на наследника Финвэ и отказался от своего положения Верховного короля нолдор, передав его своему дяде Финголфину, отцу Фингона. братья не одобрили. [3]

    Увидев, что его братья могут стать причиной вражды со своими родственниками, Маэдрос переселил их из Хитлума, а позже стал править землями вокруг холма Химринг, который стал известен как Марка Маэдроса. В союзе с Финголфином он выиграл битву при Дагоре Агларебе, и, благодаря его смелым подвигам во время Дагор Браголлах, Химринг выстоял, в то время как многие другие эльфийские царства пали. [3]

    Услышав весть о деяниях Берена и Лютиэн, он обрёл надежду, собрал своих братьев и объединился с другими Эльфийскими Домами, чтобы создать Союз Маэдроса, союз для осады крепости Моргота Ангбанд. Однако ни Тингол, ни Нарготронд не получили поддержки из-за деяний Келегорма и Куруфина, братьев Маэдроса. Союз и осада были окончательно сорваны после поражения в Нирнаэт Арноэдиад. В Химринге стоял гарнизон орков. Маэдрос и его братья жили в Оссирианде, общаясь с Лайквенди. [4]

    Маэдрос узнал, что Диор, сын Берена и Лутиэн, унаследовал Сильмариль, который они забрали у Моргота. Все еще движимый Клятвой, его брат Келегорм убедил его напасть на Дориат. Келегорм, Карантир и Куруфин были убиты Диором Элухилом, королем Дориата, который, в свою очередь, был убит ими. Сыновья Диора, Элуред и Элурин, были схвачены и брошены слугами Келегорма в лесу, заставив Маэдроса искать невинных юношей, но безрезультатно. Узнав, что Эльвинг, дочь Диора, выжила, он и его выжившие братья обрушились с армией на остатки народа Дориата, жившего в Гаванях Сириона. Принцы нолдорин убили множество эльфов и захватили в мешок сыновей Эльвинг, Элронда и Эльроса, но Эльвинг сбежала с Сильмариллом, спрыгнув со скалы в океан. [5]

    Маэдрос бросается в пропасть Тед Несмит

    После Войны Гнева он и его последний выживший брат Маглор украли два оставшихся Сильмариля, взятые Валар у Моргота. Но из-за злодеяний, совершенных братьями, чтобы вернуть драгоценности, они сожгли руки Маглора и Маэдроса. Не выдержав страданий, Маэдрос бросил себя и Сильмариль, который он нес, в огненную пропасть в Земле. [6] Неизвестно, был ли он в конце концов освобожден из Мандоса, или он все еще остается там со своим отцом до конца света.

    Этимология и

    Russ andol (оба объяснены ниже). [7] Таким образом, это имя правильно пишется Маэдрос . [8]

    В ранней нолдорской фазе языка имя Майдрос / Маэдрос 9Говорят, что 0040 означает «Бледно-блестящий». Он образуется путем сложения maidh («бледный», «паровый» или «палевый») и «архаичного» rhoss («вспышка», «блеск металла»). [9]

    Другие имена Финвэ

    . [8] Nelya — прилагательное на квенья, означающее «третий».

    Его звали по матери Майтимо («Прекрасный»), так как он был известен своей красивой внешностью. [8]

    Его братья и другие родственники дали ему епессэ Руссандол («Медный топ»), ссылаясь на темно-рыжие волосы, которые он унаследовал от своего деда Махтана. [8] Очевидно, происходит от russa («рыжий»). В связи с этим именем также примечательно, что Маэдрос также носил медный венец. [7]

    Родословная[править]

    003

    0003

    003

    Махтан
    b. Ю.Т.

     

    Мириэль
    d. Ю.Т. 1170

     

    Финвэ
    d. Ю.Т. 1495

     

    Индис
    б. Ю.Т.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3 30504

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3 9

    2

     

     

     

     

     

     

     

     

    Nerdanel
    b. Ю.Т.

     

     

     

    Феанор
    Ю.Т. 1169 — 1497

     

    Findis
    б. Ю.Т.

     

    Финголфин
    Ю.Т. 1190 — Ф.А. 456

     

    Írimë
    б. Ю.Т.

     

    Финарфин
    б. Ю.Т. 1230

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2

    20002  

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    МАЭДРОС
    d. Ф.А. 587

     

    Маглор
    б. Ю.Т.

     

    Целегорм
    d. FA 506

     

    Карантир
    d. Ф.А. 506

     

    Куруфин
    d. FA 506

     

    Amrod
    d. ФА 538

     

    Амрас
    d. ФА 538

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    0002  

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3

    042

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Celebrimbor
    d. S.A. 1697

    9003

     

     

     

    Каталожные номера ↑

    9 JR. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Сильмариллион , « Квента Сильмариллион : О Сильмариллах и волнениях нолдор»

  • 2.0 2.1 Д.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Сильмариллион , « Квента Сильмариллион : Бегство нолдор»
  • 3.0 3.1 Д.Р.Р. Толкин, Кристофер Толкин (редактор), Сильмариллион , « Квента Сильмариллион : Возвращение нолдор»
  • ↑ Дж.
    Драконий шлем дор ломина: Недопустимое название | Википалантир | Fandom
  • Scroll to top